Нервные растройства и психические изменения личности при духовном росте

Февраль 2, 2011 | | интересные подборки, Переход 3D- 5D, Психология Новой Волны от Светланы Ория | No Comments| 1 136 views

В работе известного итальянского врача и философа говорится о неизбежном спутнике духовного роста человека — разного рода нервных заболеваниях, сопровождающих этот процесс.

Указываются профилактические меры и методы лечения, главным образом, психотерапевтического характера…

Роберто Ассаджиоли (1888 — 1974) широко известен в Европе как врач-философ, создатель техники реконструкции личности, которую он назвал «психосинтезом».

Исходным началом для Ассаджиоли является стремление проникнуть в духовный центр человека, в ту область, которая религиозными и восточными философскими доктринами обозначена как высшее Я человеческой индивидуальности, как Надсознание.

Не учет надсознательных и духовных аспектов, которые психология оставляла прежде философии и религии, создал болезненный разрыв, а нередко и конфликт между различными подходами к природе человека.

Разрыв этот пытался преодолеть Зигмунд Фрейд, но его лечебные, а затем философские концепции сводили человеческую природу к подсознанию, к сексуальным комплексам.

Юнг, Фромм и Ассаджиоли, опираясь на ведантическую традицию, смогли обогатить европейскую науку о человеке более плодотворными подходами.

Свои идеи психосинтеза Роберто Ассаджиоли почерпнул не только из текстов Веданты.В работе «Духовное развитие и нервные расстройства» поднимается проблема, которая со всех точек зрения приобретает сегодня громадное значение.

И не только для продвинутых духовных людей, но именно для массового сознания, ведь хлынувшие на Землю космические энергии сделали необходимость духовного продвижения категорическим императивом для каждого без исключения человека.

Сотни «институтов», даже «академий», школ, обществ и кружков, руководимых местными и зарубежными «гуру», обучают доверчивых раскрытию экстрасенсорных способностей. При этом психика соискателей безжалостно деформируется.

Ассаджиоли — врач, специальность его — лечение нервных заболеваний, возникших в результате духовного продвижения людей.

Но словосочетание болезнь и духовный рост вроде бы выглядит странно — зачем такой рост, если он сопровождается болезнью?

И действительно, большинство нервных болезней возникает не в результате духовного восхождения, но как следствие искривления его.

Ассаджиоли не сообщает, насколько трудно и долговременно «психосинтетическое» лечение, между тем элементарная профилактика позволяет избежать очень многих психологических капканов.

И прежде всего категорическое недопущение насильственного вторжения кого-либо и чего-либо в человеческую психосферу. Так называемая экстрасенсорность вовсе не цель и не заслуга, но по неизбежности болезненный спутник нашего духовного роста — контролируемый, если мы стремимся приобщиться к Миру Божьему и опасно-бесконтрольный, если наши устремления связаны с Миром Тонким.

Это проблема Учителя.Именно Великий Учитель, понимаемый и как Высшая Индивидуальность, и как Высшая Вибрация, помогает нам одолеть многие опасности на путях Духа, особенно при первых шагах. (…)


Кризисы, предшествующие духовному пробуждению.

На пути к достижению полного духовного сознания человек может проходить через пять критических стадий:

кризисы, предшествующие духовному пробуждению;

кризисы, вызванные духовным пробуждением;

спады вслед за духовным пробуждением;

кризисы на стадии духовного пробуждения

и, наконец, «темная ночь души».

Чтобы правильно оценить смысл странных внутренних переживаний, выступающих предвестниками душевного пробуждения, мы скажем несколько слов о психике среднего человека.

Его как бы несет течением жизни. Он принимает жизнь такой, какой она приходит, не задаваясь вопросами о ее смысле, ценности и целях.

Для человека с низким уровнем духовного развития все сводится к осуществлению личных желаний, например, он стремится к богатству, удовлетворению своих влечений и честолюбия.

Человек, духовный уровень которого несколько выше, подчиняет свои личные склонности выполнению тех семейных и гражданских обязанностей, почтение к которым заложено в него воспитанием. При этом он не задумывается над тем, откуда взялись эти обязанности, как они соотносятся между собой и т.д. Он может считать себя верующим, однако его религиозность будет поверхностной и стереотипной.

Чтобы жить со спокойной совестью, ему достаточно формально выполнять предписания своей церкви и участвовать в установленных обрядах.

Короче говоря, обычный человек опирается, не задумываясь, на безусловную реальность обыденной жизни. Он крепко держится за земные блага, которые имеют для него позитивную ценность.

Таким образом, земное существование практически является для него самоцелью. Даже если он верит при этом в будущий рай, вера его является чисто теоретической и академической. Да и попасть в этот «рай» он будет стремиться как можно позже.

Тем не менее может случиться, и время от времени это случается, что этот «обычный» человек претерпевает в своей душевной жизни внезапную трансформацию, которая застает его врасплох и пугает.

Иногда эта трансформация наступает в результате многих разочарований, а нередко и сильного душевного потрясения, например, вследствие потери близкого человека. Однако порой она протекает без внешних причин:

среди полного благополучия и благоволения судьбы возникает неопределенное беспокойство, чувство неудовлетворенности и внутренней пустоты.

Человек страдает от отсутствия чего-то неопределенного, того, что сам он не может ни назвать, ни описать. Постепенно приходит чувство нереальности, суетности будничной жизни.

Личные интересы, которые до сих пор занимали человека и целиком заполняли его, как бы блекнут и теряют свою важность и ценность.

На передний план пробиваются новые вопросы:

человек начинает размышлять о смысле жизни, о причинах явлений, которые прежде воспринимались как сами собой разумеющиеся — он размышляет об истоках собственного и чужого страдания, об оправдании человеческого неравенства, о происхождении и цели человеческого существования.

На этом этапе нередки заблуждения.


Многие, не понимая смысла этого нового состояния души, рассматривают его как нагромождение причуд и болезненных фантазий, поскольку оно очень мучительно, всячески стараются его подавить.

Боясь «сойти с ума», они делают все возможное, чтобы вновь погрузиться в конкретную реальность, которая, как им кажется, грозит от них ускользнуть. В ходе этой борьбы некоторые с удвоенным рвением бросаются в водоворот жизни и жадно ищут новых занятий, возбуждений и ощущений.

Иногда таким путем им удается приглушить свое беспокойство, но почти никогда не удается избавиться от него совсем. Оно, это беспокойство, бродит в глубинах их существа, растворяет устои обыденной жизни и через какое-то время, иногда даже через несколько лет, с новой силой вырывается на поверхность сознания.

Теперь это беспокойство становится еще мучительнее, внутренняя пустота — еще невыносимее. Человек чувствует себя уничтоженным, все, из чего состояла его прежняя жизнь, кажется сном, опадает, как пустая оболочка. В то же время новый смысл еще не появился, и порой человек не просто ничего не знает о нем, но даже не подозревает о возможности его существования.

Часто к этому страданию добавляется еще моральный кризис, пробуждается и углубляется этическое сознание, человек терзается тяжким чувством вины и раскаяния за прошлые свои дела. Он сурово судит себя и впадает в полное уныние.

Естественно, в этом состоянии легко являются мысли о самоубийстве, прекращение своего физического существования кажется логическим разрешением внутреннего краха.

Это лишь общая схема протекания подобных переживаний.

В действительности здесь возможны различные индивидуальные особенности: одни вообще не испытывают острой стадии, другие оказываются в ней совершенно внезапно, без предварительных этапов, у третьих господствуют навязчивые философские сомнения, у четвертых основную роль играет моральный кризис.

Эти проявления духовного перелома очень похожи на определенные симптомы при неврастении или психастении.

В частности, одним из симптомов психастении является не что иное, как утрата функционирования в реальности, другим — деперсонализация. Сходство духовного кризиса с указанными заболеваниями усиливается еще и тем, что он вызывает те же физические симптомы:

истощение, нервное напряжение, бессонницу, расстройства пищеварения и кровообращения.

Установление связи между личностью и душой, сопутствующие ему потоки света, радости и деятельной силы приносят чудесное состояние освобождения.

Внутренняя борьба, страдания, неврозы и физические потрясения могут внезапно исчезнуть и часто с такой удивительной быстротой, что становится очевидно, что происходят они не от материальных причин, а от душевных страданий.

В таких случаях духовное пробуждение является исцелением в полном смысле этого слова.


Однако не всегда пробуждение совершается так просто и гармонично.

Оно может само по себе вызывать сложности, расстройства и отклонения. Это касается тех людей, чей ум не вполне уравновешен, чья эмоциональная жизнь чрезмерно экзальтирована, нервная система слишком нежна или чувствительна, чтобы безболезненно выдержать резкое усиление духовных энергий.

Когда разум слишком слаб или не подготовлен, чтобы вынести духовный свет, или когда человек склонен к высокомерию и эгоцентризму, внутренние события могут быть неправильно поняты.

Возникает так называемое смещение уровней, перенос относительного на абсолютное, сферы личного — в духовный мир. Таким образом, духовная сила может привести к раздуванию личностного «я».

Спады, следующие за духовным пробуждением

Через некоторое время после духовного пробуждения обычно возникает спад.Гармоничный процесс духовного пробуждения вызывает ощущение радости, просветления ума, осознания смысла и цели бытия.

Рассеиваются многие сомнения и решаются многие вопросы, появляется ощущение внутренней уверенности. Всему этому сопутствует переживание единства, красоты и святости жизни: пробужденная душа изливает поток любви ко всем людям и ко всякой твари.

И в самом деле, нет ничего более радостного для сердца и более утешительного, чем соприкосновение с пробужденным, который находится в таком состоянии благодати.

Кажется, что прежняя его личность с ее острыми углами и неприятными сторонами исчезла, а нам улыбается новый человек, исполненный симпатии, стремления принести радость и быть полезным окружающим, разделить с ними полученные духовные сокровища, которые он не может объять в одиночку.

Это состояние радости может продолжаться более или менее долго, но ему, конечно же, приходит конец.

Повседневная личность с ее глубоким фундаментом лишь временно ушла с поверхности, она как бы заснула, но не исчезла и не преображена полностью. Кроме того, поток духовного света и любви, как и все остальное в мире, ритмичен и цикличен. Следовательно, рано или поздно за приливом следует отлив.

Переживание ухода благодати очень мучительно, и в некоторых случаях оно влечет за собой сильнейший спад и серьезные расстройства. Вновь пробуждаются и с новой силой утверждают себя низменные влечения. Весь «мусор», поглощенный потоком, снова всплывает на поверхность.

Между тем процесс пробуждения уже утончил этическое сознание, усилил стремление к совершенству, человек судит себя строже, безжалостнее, ему может казаться, что он пал глубже, чем прежде.

Это заблуждение подкрепляется тем обстоятельством, что на поверхность выходят ранее глубоко скрытые наклонности и влечения: высокие духовные устремления, являя как бы вызов этим силам, пробудили их и извлекли из бессознательного.

Спад может заходить так далеко, что человек начинает отрицать духовную значимость своего внутреннего опыта.

В его внутреннем мире царят сомнение и самоунижение, он поддается искушению считать все, что с ним случилось, иллюзией, фантазией, сентиментальными «сказками». Он может стать ожесточенным и саркастичным, цинично высмеивать себя и других, отрекаться от своих идеалов и устремлений.

Но несмотря на все усилия, он уже не волен вернуться в прежнее состояние. Красота и чудо того, что он пережил, остаются в нем и не забываются. Он уже не может просто жить мелкой будничной жизнью, его терзает и не дает покоя божественная тоска. В целом реакция крайне болезненна, с приступами отчаяния и мыслями о самоубийстве.

Подобные чрезмерные реакции преодолеваются ясным пониманием того, что происходит, и тем самым осознанием единственного пути для преодоления трудностей. Именно в этом человеку необходима помощь со стороны.

Нужно помочь ему осознать, что состояние благодати не может длиться вечно и что последующая реакция естественна и неизбежна.

Прекрасное состояние, пережитое им, было подобно взлету к озаренным солнцем вершинам, с которых видна вся картина мира. Но каждый полет рано или поздно приходит к концу. Мы снова возвращаемся на равнину и потом медленно, шаг за шагом, преодолеваем крутой подъем, ведущий к вершине.

И осознание того, что пережитый спуск или «падение» — естественный процесс, через который все мы должны пройти, утешает и ободряет странника, помогая собрать силы, чтобы начать уверенный подъем.


Упомянутый подъем в действительности состоит в полной трансформации и перерождении личности.

Это длительный и сложный процесс, включающий различные фазы:

фазу активного ощущения с целью устранения препятствий потоку духовных сил;

фазы развития внутренних способностей, прежде скрытых или слабо выраженных;

фазы, в течение которых личность должна безмолвно и кротко давать духу работать с собой, мужественно и терпеливо перенося неизбежные страдания.

Это время, полное перемен, когда свет и тьма, радость и боль сменяют друг друга.

Нередко силы человека на этом этапе настолько поглощены тяжкими и порой мучительными внутренними событиями, что он плохо справляется с разнообразными требованиями внешней личностной жизни.

Посторонний наблюдатель, оценивающий такого человека с точки зрения его нормальности и практической эффективности, скорее всего придет к выводу, что он как бы стал «хуже», «стоит» меньше, чем раньше.

Так внутренние проблемы духовно развивающегося человека усугубляются непониманием и несправедливыми оценками семьи, друзей и даже врачей.

Не раз слышит он неодобрительные замечания о пагубном воздействии духовных стремлений и идеалов, лишающих человека его достоинств в практической жизни. Подобные суждения часто вызывают глубокую подавленность, душевное смятение и уныние.

Это испытание, как и другие, должно быть преодолено.


Оно учит справляться с личной чувствительностью и помогает вырабатывать твердость и независимость суждений.

Поэтому следует не сопротивляться такому испытанию, а терпеливо принять его.

Если же близкие поймут состояние человека в этой ситуации, они могут оказать ему важную помощь, избавить его от лишних страданий. Речь идет лишь о некотором переходном периоде, когда человек оставил прежнее состояние, но еще не достиг нового.

Так гусеница, которая превращается в бабочку, должна пройти стадию куколки, стадию беспомощности и бессознательности.

В отличие от гусеницы человек лишен той безопасности и тишины, в которой бабочка проходит свою метаморфозу.

Он должен, особенно в наше время, оставаться на своем месте и по мере сил выполнять долг перед семьей и обществом, профессиональные обязанности — так, как если бы в его внутреннем мире не происходило ничего особенного.

Выпадающая ему задача очень трудна.

Можно сравнить ее с проблемой, стоявшей перед английскими инженерами, которые должны были перестраивать здание лондонского вокзала, не прерывая движения поездов ни на один час.

Когда процесс трансформации достигает высшей точки, решающий, последний его этап нередко сопровождается сильными страданиями и внутренней омраченностью. Mистики называли это состояние «темная ночь души».

Внешне оно напоминает болезнь, которую психиатры называют депрессивным психозом или меланхолией.

Ее признаки:

состояние тяжелой подавленности вплоть до отчаяния;

выраженное чувство собственной недостойности;

острое самоосуждение — совершенно безнадежен и проклят;

угнетающее чувство парализованности ума, утрата силы воли и самоконтроля, сопротивление и торможение по отношению к любым действиям.

Некоторые из этих симптомов могут появляться в менее выраженной форме и на предшествующих стадиях, не достигая, однако, напряженности «темной ночи души».

Это своеобразное и плодотворное переживание, чем бы оно ни казалось, не порождается чисто болезненным состоянием. Оно имеет духовные причины и глубокое духовное значение.

Вслед за этим так называемым «мистическим распятием» или «мистической смертью» наступает победное воскрешение, и с ним кончаются страдания и недуги. Оно несет с собой полное выздоровление и вознаграждает за все пережитое.

Это вовсе не означает, что люди, идущие по пути духовного роста, испытывают нервные расстройства чаще других.


Во-первых, у многих духовное развитие протекает гармоничнее, чем в описанных случаях, внутренние трудности преодолеваются, и человек переходит с этапа на этап без нервных реакций и без особых физических недомоганий.

Во-вторых, нервные и психические расстройства у обычных людей нередко протекают тяжелее и хуже поддаются лечению, чем те, что имеют духовные причины.

Расстройства обычных людей часто связаны с сильными конфликтами страстей между собой, или конфликтами бессознательных влечений с сознательной личностью, или же они порождаются чьим-то противодействием их собственным эгоистическим требованиям или желаниям.

Юрий Ключников

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий