«Наши друзья Человеки». Бернар Вербер (ПРЕМЬЕРА для израильтян)

Март 10, 2011 | | интересные подборки, Психология Новой Волны от Светланы Ория, самостоятельно расширяем своё Сознание, Станция Подзарядки | No Comments| 1 272 views

ИЗРАИЛЬ — театральная жизнь


«… Идея была сделать как можно меньше персонажей и очень маленькое пространство. Поговорить о проблемах взаимопонимания мужчины и женщины. Публика во Франции рыдала от смеха…»



Дмитрий Марьянов и Елена Ксенофонтова


ОН и ОНА…извечная тема, постоянная игра адреналина…

Конфликт в замкнутом пространстве «двух Я» разворачивает динамику отношений, выворачивая наизнанку все комплексы и страхи, недоверие и отчуждённость. Убежать невозможно, таковы условия игры.

Дилемма проста: «одиночество и противостояние» или «объединение и любовь».

«Единственная наша задача – научиться выносить друг друга в этой… как назвать-то… в этой… клетке для людей».

Герои претерпевают у нас на глазах перевоплощение, проходя испытания, затрагивающие как духовные так и материальные стороны жития. Они просто вынуждены меняться, чтобы выжить, изменяя по ходу событий своё мировоззрение. У них меняются именно те прежние представления, которые мешали принять человека таким, каков он есть.  Расставаясь со страхами, эти люди учатся просто доверять происходящему с ними.

И тогда они начинают слышать друг друга, и игра меняется.

«- Существа, которые за нами следят, – говорит он, глядя на потолок, – кто бы они ни были, считают наше поведение «позитивным» тогда, когда мы вот так держимся за руки»

Сближение начинается, когда причины для «войны» исчерпаны, барьеры эго с его вечными провокациями «тают», и Души  соединяются в Любви.

Прекрасное чувство юмора с элементами мистицизма сопровождает весь текст пьесы, что позволяет наблюдать драму со всех сторон: то сопереживая, то размышляя вместе с героями.

Вообще, когда речь заходит о личных отношениях с привкусом мелодрамы, подобные истории напоминают нам, что самое лучшее средство от душевных ран — это юмор!

Желаю всем, кто попадёт на премьеру, получить удовольствие и посмеяться над самими собой.

с уважением,Светлана Ория, психолог

0545-2981-96

ПСИХОЛОГИЯ НОВОЙ ВОЛНЫ

******************

в спектакле «Наши друзья Человеки» по пьесе Бернара Вебера

ЗНАКОМСТВО...

«Она хочет дать ему пощечину. Он еле успевает схватить ее за запястье.

Она пытается осуществить свое намерение другой рукой.

— Вечная проблема с интегристами, – говорит он, держа ее за оба запястья.

– С вами невозможно разговаривать, вы тут же переходите к насилию».



Продолжительность спектакля: 1 час 40 минут

Организатор – продюcсерская компания Rest International

Действующие лица и исполнители:

РаульДмитрий Марьянов

СамантаЕлена Ксенофонтова

Что чувствует мужчина, внезапно оказавшийся в стеклянной клетке?

А если у него появляется очаровательная соседка?

Похоже, они оба оказались жертвами какого-то загадочного эксперимента. Или она — их сообщница? И кто эти «они»?

****

Бернар Вербер современный французский писатель, философ, публицист еврейского происхождения.

Автор знаменитой трилогии «Муравьи» и романа «Империя ангелов».

Он предлагает зрителю свой оригинальный вариант реалити-шоу «За стеклом» —

«Наши друзья человеки»(текст пьесы)




Спектакль «Наши друзья Человеки» с большим успехом идет на театральных подмостках Франции. Это произведение Вербера знаменитый французский режиссер Клод Лелуш («Мужчина и женщина») взял за основу для своего нового фильма

******

РАСКРЫТИЕ…

«Она опять опускается на колени и молится в тишине.

— И слушать такое в середине двадцать первого века! – возмущается он.

— Человек неверующий – всего лишь мешок мяса.

— Я никогда и не претендовал на что-то другое.

— Удивительно все-таки! Ты не веришь в Бога, а веришь в машины. Но технологии нас не спасут. А такие, как ты, помогают машинам превращать нас в рабов.

(Звонит телефон. Звук далекий; неясно, откуда он доносится.)

Рауль и Саманта пристально всматриваются сквозь стекло в даль. Такое впечатление, что таинственный наблюдатель забыл отключить мобильный телефон».


Я НЕ ЛЮБЛЮ…

«- Это правда. Я боюсь женщин. Но я и мужчин боюсь. Я – мизантроп, и горд этим.

— Еще одно мудреное словечко.

— Мизантроп – это тот, кто не любит людей в принципе.

На лице Рауля появляется презрительная усмешка:

— Да, я не люблю людей. Я не люблю нервных жителей города и не люблю деревенщину.

— Ну, так тебе должно быть здесь хорошо!

— Я пытаюсь быть последовательным в своих поступках. Я не люблю политику – я не голосую. Я не люблю детей – у меня их нет. Я не люблю собак – я их не завожу. Я не люблю телевизор – я его не покупаю. Я не люблю цирк – я туда не хожу.

— Ну, а что же ты именно любишь?

— Я люблю… не кататься на лыжах зимой. Я люблю… не тесниться на пляже летом. Я люблю не стоять в пробках в час пик. Я люблю быть равнодушным к результатам футбольного матча с участием команды моего родного города. Я люблю не покупать подарки на Рождество в переполненных магазинах. Я люблю уклоняться от обязанности надираться шампанским на Новый год.

— С тобой, должно быть, не так-то весело проводить время.

— Я не люблю постоянно улыбаться и смеяться, делая вид, будто у меня все в порядке. Я не душа компании, это точно, но я и не притворяюсь, что я счастлив.

И, поскольку я трезво оцениваю окружающий меня мир, вечером я прекрасно засыпаю без спиртного, без снотворного, без наркотиков, без транквилизаторов, без всех этих вещей, которые помогают выносить окружающих, а себя считать счастливым».



ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ…

Рауль, обернувшись к стеклу:

— Эй, вы не имеете права! Я пожалуюсь в Международный суд. Это вам так не пройдет. Я хочу выйти отсюда. Я решил уйти. Эй, вы слышите? Я больше не принимаю участия в программе, я не играю.

Гримаса на лице Саманты сменяется блаженной улыбкой.

Преобразившись, она становится на колени, складывает ладони и начинает молиться.

— Что вы делаете?

Она не отвечает и продолжает молиться.

— У вас от короткого замыкания разум помутился?

— Молчи, нечестивец.

— Неужели трудно объяснить?

— Ты не понял? Этот разряд – это не электричество, это была… молния. «Его» молния.

Пауза.

— Я думаю… я думаю, что мы умерли. Да. Умерли. Ты и я, мы… умерли.

— Она в полном бреду.

— Плохо соображаешь? Туман, забытье, ослепительный свет. У нас был сердечный приступ, и мы очнулись здесь в…

— Ну, давай.

— В ра-ю. Рауль хохочет.

— В раю? А эти там (показывает на стеклянную перегородку), это кто? Ангелы?

— Наши небесные судьи. Они ничего не говорят, они наблюдают. Они будут меня судить. Они видят мою жизнь. Видят меня маленькой девочкой. Видят меня подростком. Видят меня теперь. Они знают обо мне все.




ПОКАЯНИЕ….

Она обращается к «публике»:

— Простите меня. Простите меня. Ох, как я раскаиваюсь в том зле, что могла сделать.

— Это правда. Она чуть-чуть… (Он постукивает пальцем по виску.) Извините ее.

— Я хочу искупить мои грехи. Искупление. Я готова к искуплению.

Она стучит себя кулаком в грудь.

— Я была ленивой, скупой, гордой, завистливой, я лгала и даже была обжорой.

— А сигаретки у вас не будет? Саманта продолжает бормотать:

— «Господи, я не достойна того, чтобы войти в Твое царствие, но скажи одно слово, и душа моя излечится».

— А если те, кто за нами наблюдает, не ангелы, а… демоны?

— Простите и этого безбожника тоже, он не отвечает за себя.

— Мы видим «безбожника» в чужом глазу, а в своем и «апостола» не замечаем.

— Ты можешь пасть закрыть? Я пытаюсь спасти положение.

— Мне кажется, что гипотеза насчет ада правдоподобнее. Мы всегда представляли себе ад чем-то вроде пещеры-бани-талассотерапии, только жарче и противнее. А настоящий ад вот такой. Закрытое помещение, пустое, тихое, холодное. Непонятное. С ощущением того, что за тобой кто-то наблюдает, кто – неизвестно. Ад (он показывает на стекло) — это чей-то безмолвный взгляд.

— Какое несчастье жить без веры! Рауль подходит к стене и смотрит на свое отражение.

— А если мы спокойно поразмышляем, – предлагает он.

— Мне незачем размышлять, я знаю.

— А я, глядя на вас, все больше сомневаюсь.

— Усомнись в своих сомнениях, и ты поверишь.

— Очень жаль, но я верю только в то, что вижу. А вижу я, что заперт в каком-то аквариуме вместе с женщиной в леопардовом костюмчике. Точка. Я беру себя за запястье и чувствую свой пульс. Я прикасаюсь к своей груди и чувствую стук своего сердца. Из этого я делаю вывод, что я жив и нахожусь в ясном уме и что вы, напротив, начинаете терять рассудок.


СУД НАД ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ…

— Вы словно забыли о том, что мы способны ухаживать за больными и защищать слабых, немощных и старых.

— Мы прославляем молодость. Мы прославляем власть. Мы восхищаемся силой и воинами. А слабых, отличных от нас или чуждых нам, мы постоянно преследуем.

— У нас есть школы, больницы, дома престарелых. Мы способны на взаимопомощь. Мы добрые и благородные существа.

Рауль, с места прокурора:

— Вздор!

Возвращается на место судьи и стучит ногой:

— Тишина, или я удалю всех из зала заседания! А вас, мэтр, я попросил бы взвешивать ваши слова. Слово защите. Свидетель может покинуть зал, если у вас, мэтр, нет к нему вопросов.

— У меня нет вопросов к свидетелю. Но у меня есть заявление. Я обращаюсь к вам, господин прокурор, и к вам, господин судья.

Рауль возвращается на место прокурора. Саманта встает напротив него.

— Э-э, здравствуйте, господин председатель, здравствуйте, господин прокурор, и здравствуй я сама, защита, короче… И публика в зале суда, наверное… (Она поворачивается к стеклу.) Я клянусь говорить истинную правду и все такое. Зуб даю.

Показывает на свой зуб.

— Так что я хочу сказать, – продолжает она с горячностью, – мы, люди, – это самый чудесный опыт жизни во Вселенной!

— Вы в этом уверены?

— Ну, конечно, человек не похож на других зверей. Это великое творение Господа. Это священное животное.

— Священное? Священно-глупое! Чем же это человек лучше кита, хомяка, пчелы или даже лягушки?

— У нас большой мозг. Мы умнее всех остальных зверей.

— Это правда, кора головного мозга у нас «кудрявее», объем мозга больше, чем у большинства остальных животных. Но как мы этим воспользовались? Мы глупее самых распоследних динозавров. Они хотя бы не виноваты в том, что вымерли!

— Возражаю! Это несчастный случай. Э-э… Из того, что мы только что услышали, понятно, что ответственен всего один человек, диктатор, к тому же больной. Ошибочка вышла по его вине. Надо ли резать все стадо из-за одной бешеной коровы?

Рауль говорит тоном прокурора:

— В таком случае я ставлю под сомнение систему, которая позволила опереточному диктатору оказаться во главе государства, обладающего ядерной бомбой.

— Хорошо, о’кей, это недосмотр. Но в тот момент, когда эта сволочь нажимала на смертоносную кнопку, миллионы приличных людей делали добрые дела.

— Тогда я вас спрашиваю: почему же на высшие посты назначаются сволочи, как вы выражаетесь, а не приличные люди?

— Я-то откуда знаю? Потому что приличные люди слишком заняты добрыми делами и им некогда думать о политике.

— Аргумент несостоятелен! – возмущается Рауль.

— Прекратите употреблять ваши мудреные словечки, я их не совсем понимаю.

— Человек может быть добрым иногда, но суть его дурна. Такова страшная правда. Вспомните случай, который произошел в Англии: два восьмилетних мальчика забили до смерти другого, младше их и совершенно им незнакомого!

— Да-а, что-то такое было по телевизору.

— Ну, так вот, на допросе они сказали: «Нам было скучно, мы хотели развлечься!» Им было по восемь лет. Восемь лет, слышите? Где уж тут рассуждать об индоевропейской или финикийской культуре! Откуда в таком возрасте такая дикость?

Когда я услышал об этом, я подумал: если бы человек мог свободно проявлять свойства своей натуры, то он, может быть, открыто признал, что он не любит своего ближнего, не любит себя самого и испытывает потребность уничтожать все вокруг себя. Полиция, правосудие, тюрьмы – это все способы заставить людей сдерживать свои разрушительные инстинкты. А если бы не было страха перед жандармом, они показали бы свои истинные лица – лица убийц.

— Человечество похоже на растущего ребенка.

— И что?

— Оно было в подростковом возрасте.

— Вы хотите сказать, что господин Род людской делал те же глупости, что и подростки, которые гоняют на мотоциклах, бьют машины и напиваются?!

— Человечество готовилось стать взрослым. Взрослеют постепенно. Обязательно случаются проколы. Кто ни разу не воровал конфеты в супермаркете? Кто ни разу не поджигал почтовые ящики? Кто, подстрекаемый ордой приятелей, ни разу не угонял вечером мотороллер…

— Я.

— Да ладно, хватит. Единственное, в чем можно упрекнуть человечество, так это в том, что оно взрослело медленно. Но у него были на то уважительные причины. Трудное детство. Разведенные родители. Дурная компания. Но юноша Род людской очень старался. Постоянно совершенствовался. В один день все не делается.

— Да, делается в семь. А у нас сейчас восьмой. После дня отдыха – день траура.

(….)

Род людской был единственным видом животных, применявшим пытки. Только он получал удовольствие от страданий своих собратьев. Другие звери убивают, чтобы защититься или насытиться.

— Неправда. Я видела, как мой кот почти час мучил ящерицу. Он оторвал ей хвост, потом не торопясь одну за другой лапки, он вонзал в нее когти, а ящерица корчилась от боли. Есть это несчастное, исстрадавшееся существо он не стал, гордо положил труп мученицы мне на кровать.

— Это лишь подтверждает все сказанное мной. Ваш юноша Род людской не только опасен, но и заразен. Он развращает живущие рядом с ним другие виды животных.

Саманта не может скрыть своих чувств. Она вдруг принимает гордый вид:

— Бог, зная людские слабости, снабдил их одним качеством.

— И каким же, скажите на милость, госпожа адвокат?

— Совестью, господин прокурор. Совестью, которая порождает в человеке три достоинства.

— Лицемерие, жестокость, злонамеренность?

— Нет. Любовь. Юмор. Творчество.

(…..)

— История человечества знает много примеров насилия. Взять хотя бы индоевропейцев. Они умели обрабатывать железо и приручать лошадей, у них была сословная организация общества, и благодаря этому они в течение пяти тысячелетий держали в повиновении живущие рядом с ними народы, навязывая им свое преклонение перед военной силой и мужеством на поле брани.

— Возражаю! – перебила его Саманта. – Народы, отрицающие насилие, тоже были.

— Это правда. В это же время финикийцы, евреи, карфагеняне развернули торговлю, открыли первые банки, проложили шелковый путь, освоили другие пути, по которым везли чай и пряности. У них не было мощной армии, они предлагали альтернативу военным завоеваниям: сотрудничество и обмен товарами между народами. Чтобы совершать морские путешествия, они изобрели компас, карты, парус.

Итог: карфагеняне были покорены римлянами, финикийцы были вырезаны, евреи постоянно преследовались.

— Их идеи не погибли.

…стремление к конфронтации оказалось сильнее, чем стремление к сотрудничеству Звон оружия всегда заглушал призывы к любви…(…)
…Не так-то просто оборвать жизнь. Она упрямо держится где-то внутри вас. В кишках. Всегда есть какой-то участок желудка, который заявляет: «Мне очень жаль, мозг, но я не согласен, прости, я тебе все обратно отсылаю, придумай что-нибудь получше». Он грустно усмехается.

Билетная касса «Браво»

Город Дата Место проведения
Реховот 11/05 Ср
20:00
Исследовательский центр «Вайцман» — Зал «Викс» Карта проезда Купить билеты
Хайфа 12/05 Чт
20:00
Зал «Раппопорт» Карта проезда Купить билеты
Беэр-Шева 13/05 Пт
20:00
Гехаль а-Тарбут Гистадрута Карта проезда Купить билеты
Тель-Авив 14/05 Сб
20:00
Театр Гешер — Зал «Нога» Карта проезда Купить билеты
Ашкелон 15/05 Вс
20:00
Гехаль а-Тарбут Карта проезда Купить билеты
Рамат-Ган 16/05 Пн
20:00
Театр Яалом Карта проезда Купить билеты
Иерусалим 17/05 Вт
20:00
Театр Павильон Карта проезда

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий