Волновая Генетика Петра Гаряева: молекулы ДНК «издают» самые разные сигналы.

Ноябрь 1, 2011 | | интересные подборки, Переход 3D- 5D, Технологии Нового Сознания, Учение о 12 слоях ДНК, Экология, наука, технологии - изменения в 3D | No Comments| 2 474 views

Часть 2

Волновой клон получен?

Все это очень интересно, скажет скептик, но что, кроме веры в вечную жизнь, дает такое знание волновой природы генома? Какой в нем практический смысл?

Все просто. Гаряеву удалось доказать: волновой фантом ДНК сохраняет биологическую активность и способен влиять на живой организм. Он может повреждать полевую защиту здоровых молекул, менять смысл записанных в нем генетических текстов. А это ведет к тяжелым заболеваниям.

Но если фантом способен влиять на здоровье ДНК, почему бы ему не влиять и на больные? Не убивать, а оживлять. И когда его группа впервые сделала это в Москве, они сами не поверили результату. Сочли случайностью. Зато не сочли другие. Их тут же пригласили в Канаду. В Торонто они создали Корпорацию волновой генетики и вышли на практическое применение своей теории.

«Мы сделали простую вещь, о которой мечтают все, кто занимается клонированием, – поясняет Гаряев. – Взяли поджелудочную железу новорожденного крысенка и использовали ее как матрицу. То есть «сняли» и запомнили генетическую информацию этой поджелудочной железы.

Ее текст. (Зеркала лазера сохранили ее фотонный «узор»). Биокомпьютер считал эту волновую генетическую информацию и передал ее на умирающих от диабета крыс, у которых поджелудочная железа была искусственно удалена.

И случилось то, чего десятилетиями добивались биологи и медики, – у крыс регенерировалась новая поджелудочная железа и все они выжили! А контрольные больные крысы без такого воздействия погибли.

Это означает, что прямо в теле животных была клонирована нормальная поджелудочная железа. И что нами найден способ волнового управления стволовыми клетками, ибо только они способны дать клоны клеток, образующих поджелудочную железу».

Если все действительно так, как говорит Гаряев, то перспективы невероятны. Кто не согласится без хирургии заменить на новые, молодые, свои старые и больные внутренние органы?!

Конечно, сделать предстоит еще немало. Но, по словам Гаряева, сделано главное: доказана принципиальная возможность такой замены. «Мы делали это и на расстоянии, конвертировав лазерный луч в радиоволны, и передавая посредством их информацию крысам в соседнем помещении».

И попадали точно в цель. Как это возможно? Где гарантия, что эту волновую информацию получит крыса, а не лаборант, или кто-то иной? Это ведь та же трансгенная инженерия, но волновая. Не получится ли гибрид крысы и человека?

Эту информацию воспримет только родственный организм, и только настроенная на нее, нуждающаяся в ней биосистема. Для остальных это – ничто. Самой большой сенсацией в Канаде стали эксперименты, проведенные нами на большом расстоянии. Канадцы сажают крыс в машины и отвозят на 15-20 километров. Мы передаем туда свою волновую информацию. Все обреченные крысы выживают. Все здоровы.

У всех регенерировалась поджелудочная железа. И так – 4 серии по 15 животных. Канадцы были в шоке. Миллионер, который нас туда пригласил, срочно вылетел с полученными данными в Нью-Йорк. Через день, по его возвращении, нам было предложено уехать в Москву. Почему – можно только догадываться. Видимо, мы несколько опередили время и мешаем многим…

В прошлом году совместно с медиками из Нижнего Новгорода мы не только полностью повторили канадские результаты, но ушли гораздо дальше. Оказалось, если по нашей методике обработать крыс до введения яда, убивающего поджелудочную железу, они приобретают к нему устойчивость. Давай им хоть лошадиные дозы яда, и – ничего.

Возникает своего рода волновой иммунитет. И выходит, мы нашли принцип некоего волнового антидота. Я убежден – вызывая у человека «волновой иммунитет», а также применяя другие модификации наших технологий, можно эффективно бороться и с тяжелыми вирусными заболеваниями, с гриппом, СПИДом, с туберкулезом и т.д. Главное – мы поняли принцип. И научились им пользоваться.

Вы говорите о практическом применении волновой генетики?

 


Именно.

Если мы сумели впервые в мире регенерировать поджелудочную железу прямо в организме, это значит, что мы, практически, волновым путем запрограммировали ее стволовые клетки. То есть сделали то, над чем бьются медики. И хотя сейчас уже есть некоторые успехи, в частности, за рубежом, где сумели вырастить из стволовых клеток подобие сердечной мышцы, все же это весьма долгий путь. Его можно существенно укоротить. Потому что основной путь работы генома – волновой.

Применяли ли вы свою методику к людям?

Да, мы это делали. Разумеется, на добровольцах и руками медиков. Она работает.

И каковы результаты?

Они впечатляют.

Об успехах заявлять преждевременно, а вот негативные результаты нас ошеломили. Мы поместили на стекла биологический материал, взятый у нашего сотрудника и «прочитали ее» нашим биокомпьютером, то есть сняли с нее волновую информацию. Затем она адресно вернулась к сотруднику. С ним – плохо. 10 дней он был в критическом состоянии. Едва не погиб.

Я много думал над этим, пока не догадался: он подал на себя собственную эмбриональную информацию. Экстремальную! Искажающую нынешнюю голограмму его генома нелепым требованием превратить старика в юношу. Точнее – в эмбрион. Но механизм запустился, и пошла поломка в организме, все расшаталось… Кстати, я был рядом с ним, но на меня почти никакого воздействия не было. Вот какова прицельная мощь и опасность таких технологий!

Нет ли у вас чувства, что вы уже переступили запретную черту?

Я все время в сомнении. Один из наших сотрудников недавно сказал: «Я в этом больше не участвую. Боюсь. Бог не наказал нас, но предупредил». Я все же думаю – надо познавать Его замысел. Но познавать очень аккуратно. Почему это необходимо? Очень много зла на Земле, и его надо опережать знанием. Если кто-то захочет сделать из волновой генетики наступательное оружие, мы должны знать, как защититься. Для этого надо быть впереди.

Вы уверены, что его еще не существует?

Оно есть, и его давно применяют. Но пока на ином уровне – вербальном. Вспомните НЛП – нейролингвистическое программирование. Это та же волновая генетика, которой широко и бесконтрольно пользуются. Ведь некоторые слова и тексты «взрываются» на ментальном уровне в геноме человека, рвут хромосомы, искажают наследственные программы, вызывая болезни. Наконец, они делают нас послушным орудием в чужих руках. Впрочем, это отдельная тема.

Не только отдельная, но и тупиковая. Ибо возвращает нас к непостижимой загадке слова. К скрытой в нем материальной силе, которая способна творить невозможное.

Проклятия, обрекающие на болезнь и смерть. Заговоры, останавливающие кровь. Молитвы, несущие исцеление. А ведь, казалось бы, всего лишь набор звуков в определенной последовательности!

Правда, как выяснилось, каждое слово еще и «окрашено» в определенный цвет спектра… Но что это объясняет? Почему звуковые колебания слов способны вызывать такие изменения в организме – фатальные и спасительные?

На каком бы языке их ни произносили! Выходит, есть некий универсальный язык. Понятный всему живому. Он понятен нашим клеткам, растениям.

Но не нам. Словно наложен запрет. И вряд ли это случайно. Нобелевский лауреат, американский физик Чарльз Таунс утверждает: «В законах Вселенной явно присутствует разумное начало».

Чего не скажешь о нас.

УЗИ — удар по генетическому аппарату

 

Считавшийся безвредный ультразвук может … повреждать генетический аппарат. К такому выводу пришли московские исследователи под руководством Петра Гаряева.

Должен признаться, — рассказывает Гаряев, — раньше мы очень боялись, что законы генетики могут использоваться во вред людям. А оказалось, что это давно уже делают… медики. Не ведая, что творят, они воздействуют на генетический аппарат человека. И сейчас трудно даже представить себе отдаленные последствия этого широкомасштабного эксперимента над людьми.

Известно, что выделенные из клеток молекулы ДНК «издают» самые разные сигналы.

Это настоящая симфония жизни, где, наверное, есть «мелодии» всех тканей, органов и систем, которые могут развиться по команде ДНК. Но ученые пока могут определять только спектр этих акустических колебаний. Их так много и они настолько слабые, что различить их способна лишь сверхчувствительная аппаратура.

Выделить из хаоса отдельные звуки жизни помогают … носители света — фотоны. Гелий-неоновый луч лазера направляют на колеблющиеся молекулы ДНК — отражаясь от них, свет рассеивается, и его спектр записывает чуткий прибор.

Такая измерительная система называется установкой спектроскопии корреляции фотонов.

Гаряев и Березин налили в кювету водный раствор молекул ДНК и обработали его генератором ультразвука. Они отказались назвать частоты акустических колебаний, лишь заметили, что некоторые обертона можно было услышать ухом, как тонкий свист. Но результаты эксперимента исследователи не скрывают — наоборот, считают своим долгом рассказать о них как можно большему количеству людей.

До воздействия генератором молекулы ДНК издавали звуки в широком диапазоне: от единиц до сотен герц. А после — молекулы «звучали» с особой силой на одной частоте: 10 герц. Она сохраняется уже несколько недель. И амплитуда колебаний не уменьшается. Образно говоря, в симфонии жизни стала преобладать одна пронзительная нота.

Работу ДНК, — объясняет Гаряев, — можно сравнить с быстродействующим компьютером, который мгновенно принимает огромное количество решений. Но представьте себе, что по компьютеру ударили кувалдой, и в результате на все-все вопросы он выдает один и тот же ответ.

Нечто подобное произошло в волновом геноме, когда мы оглушили его ультразвуковом. Его волновые матрицы так исказились, что в них резко усилилась одна частота.

Но еще больше ученых удивил другой факт: искажение спектра акустических колебаний произошло не сразу. После воздействия они проверили, как звучит препарат ДНК, но не нашли в его «мелодиях» никаких изменений. Огорченные неудачей, вылили старый раствор, налили новый и заморозили его в холодильнике. А когда на следующий день разморозили и снова измерили, то прямо обомлели: неповрежденный препарат ДНК вел себя так, будто он получил ультразвуковое оглушение.

— Может, все дело в заморозке? — спрашиваю Петра Петровича.

— Нет, — отвечает ученый, — мы проверяли контрольные препараты ДНК. Когда их размораживали, они по-прежнему издавали звуки широкого спектра.

Наконец, самый поразительным был следующий результат. Приготовили новый препарат ДНК в новой кювете, но поместили ее на место старой. Неожиданно препарат «пронзительно зазвучал», как будто его тоже обработали ультразвуком.

— А вдруг во время опытов вы навели поля на спектрометр, и они стали действовать на ДНК?

— Ультразвук не наводится, это известно любому физику.

После многочисленных проверок ученые пришли к поразительному выводу: ультразвук «обидел» молекулы ДНК, и они это «запомнили». Молекулы испытали сильное потрясение, после которого долго приходили в себя и, наконец, выработали волновой фантом боли и страха, который остался на месте столь ужасного для них эксперимента.

Под действием этого фантома и другие молекулы ДНК пережили похожее потрясение и тоже «закричали от ужаса».

Дальнейшие исследования показали, что во время ультразвукового облучения двойные спирали ДНК расплетаются и даже разрываются — как бывает при сильном нагревании этих молекул. Во время таких механических повреждений образуются электромагнитные волны, которые создают фантом. Он сам способен разрушать ДНК подобно высокой температуре и ультразвуку.

Нечто подобное происходит, когда раненому человеку отрезают руку или ногу, а потом у него много лет болит «пустое место». По мнению Гаряева, фантомный эффект иногда возникает и на месте раковой опухоли: когда ее удаляют, остается волновая матрица, которая потом создает новую колонию злокачественных клеток.

Ученые считают, что во время их эксперимента в формировании фантома участвовала … вода, в которой плавали молекулы ДНК. Под действием ультразвукового генератора в этом растворе могли образоваться группы из нескольких молекул воды — они стали маленькими генераторами акустических колебаний, которые со всех сторон непрерывно озвучивали и повреждали ДНК.

В результате на их разорванных цепочках появились сгустки электромагнитных волн — солитоны, которые могли существовать самостоятельно, подпитываясь энергией окружающей среды.

Совокупность этих солитонов образовала волновую матрицу, или фантом.

Ученым удалось даже сфотографировать фантом ДНК. Около препарата появился яркий шарик, из которого выходили разветвленные линии. Это похоже на дерево, освещенное вспышкой молнии. Но вместо листвы оно было окутано светлым облаком из сверхлегких микрочастиц.

Фантом «плавал» около препарата ДНК, а когда тот убрали, продолжал парить над этим местом. Парящее «дерево» на фоне светлого облака ученые зафиксировали на многих фотоснимках.

— Эти эксперименты показывают, — говорит Гаряев, — что ультразвук вызывает не только механические, но и полевые искажения ДНК. Это значит, что в наследственной программе может происходить сбой: искажение поля будет формировать поврежденные ткани — из них не сможет развиться здоровый организм.

— Но ведь это ужасно! — прервал я ученого. — Сейчас во всем мире очень модно ультразвуковое сканирование.

Метод считается совершенно безвредным, поэтому его широко применяют для диагностики беременности и детей. «Просвечивают» ультразвуком беременных женщин, чтобы узнать пол будущего ребенка. Другое дело, если это особые медицинские показания! Легкомыслие и самонадеянность «царей природы» просто поразительны.

Многие знают, что некоторые животные используют ультразвук как оружие: дельфины глушат им рыбу, кашалоты — кальмаров и так далее. Но медики предложили больным подвергнуться такому воздействию — и они охотно согласились, даже отдали своих детей на эксперимент с ультразвуком.

— А наши исследования показали, что ультразвук может быть чрезвычайно вреден для живых систем. Чего только мы не делали, чтобы снять искажающий фантомный эффект в ДНК новыми, но на месте озвучивания все равно возникали аномальные волновые структуры.

Эта волновая матрица сохранялась и формировала новые сбои в наследственных программах. Страшно даже подумать, что подобный эффект возникает в человеческих клетках после ультразвуковой диагностики.

Ультразвук мог исказить их волновой геном. Выходит, не ведая, что творят, медики проводят эксперимент над людьми. И эти опыты могут иметь катастрофические последствия для будущих поколений. Не исключено, что ультразвуковой техникой проводится вивисекция «цивилизованных» народов. Они сами себя стирают с лица Земли, чтобы очистить место для «диких» племен. Вот уж поистине: чтобы погубить грешных людей Бог застилает им разум.

Альтернативным методом диагностики сегодня является метод газоразрядной визуализации (ГРВ). ГРВ— это абсолютно безболезненная и безвредная диагностическая процедура.

Новый метод омоложения

 

Как истинный ученый, Петр Гаряев сначала решил проверить новый метод на себе. Проведенные недавно исследования подтвердили: эксперимент удался. Этот уникальный эксперимент Петр Гаряев начал в 1996 году.

Новый метод омоложения называется так: волновая генетико-метаболическая терапия.

— Мой метод прямо противоположен существующей фетальной терапии, которую я и мои коллеги считаем аморальной, — говорит Гаряев. Фетальная терапия основана на использовании для омоложения органов и тканей человеческих эмбрионов, убитых на поздних сроках беременности.

По сути, наша установка является пилотной моделью первого реального биологического компьютера, который использует генетико — метаболическую волновую память как базовую информационную структуру, — объясняет Гаряев.

Такой биокомпьютер считывает и передает лечебную и омолаживающую информацию не только с живых клеток, их генов, но и с небиологических веществ — например, с минералов. Можно также транслировать информацию с витаминов, гормонов и других биологически активных веществ.

Работа нашего биокомпьютера базируется на изученных наукой принципах генетической лингвистики, голографии и на явлении возврата Ферми — Паста — Улама, — объясняет Гаряев.

Последнее хорошо известно в физике. Суть явления возврата ФПУ в том, что живые клетки помнят свое молодое состояние и могут к нему вернуться — как, например, происходит при зачатии. Оплодотворенная яйцеклетка — это возврат в предельно молодое состояние отца и матери. Примерно то же происходит, когда лазер нашего биокомпьютера считывает .»молодость» с молодых тканей и клеток, и частично возвращает ее старым клеткам и тканям пожилого человека.

Для этого можно использовать и естественные компоненты нашего организма — витамины, гормоны и другие вещества.

Ученые создали особое устройство, которое — если поместить его в аппарат и особым образом облучить лазером — дает то самое требуемое для омоложения организма излучение. По-научному оно называется вещественно-волновая метаболическая матрица.

-В матрицу могут входить как живые клетки, так и биоактивные вещества, подобранные индивидуально для каждого человека. Это алкалоиды, пептиды, аминокислоты, жирные кислоты, витамины и другие субстраты, включая ДНК, — объясняет Гаряев. — Но они берутся не произвольно, а в определенном сочетании и пропорциях.

Эти препараты в сухом виде помещаются между несколькими кварцевыми пластинами с определенной конфигурацией кристаллической решетки.

Гаряев облучает себя уже в течение восьми лет -раз в месяц, по десять минут. При процедуре можно ходить по комнате, читать, делать любые домашние дела, главное — находиться рядом с прибором.

Сейчас параметры его организма врачи оценивают на 32 — 33 года. Он может без остановки бежать три часа, плыть без отдыха шесть километров, а стометровку проплывает за 1 минуту 10 секунд — как 30 лет назад.

Недавно у академика родился шестой ребенок.

Уникальный факт омоложения организма подтверждают медицинские данные.

Петра Гаряева обследовал врач-реабилитолог Военно-медицинской академии кандидат медицинских наук Сергей Фомченков.

— Сегодня Гаряев имеет биологические и биохимические параметры организма, которые соответствуют 32 — 33-летнему возрасту, — утверждает Фомченков. — Общее состояние, частота дыхания, биохимический анализ крови — все в пределах именно этой возрастной нормы.

Мы провели рентгеноскопию грудной клетки — там нет даже намека на атеросклероз, хотя обычно у человека в его возрасте на снимке эти особенности четко просматриваются.

Более углубленные исследования показывают, что изменения происходят на генетическом уровне. Когда организм стареет, концевые участки хромосом укорачиваются. С помощью этого прибора, видимо, каким-то образом удается перенести информацию, считанную с молодого материала на пожилой, и восстановить поврежденные участки.

Это можно сравнить с тем, как на компьютере можно с помощью определенных манипуляций восстановить поврежденную программу.

И еще могу сказать: я не нашел у аппарата Гаряева побочного действия.

И уверен: у этого метода — большое будущее.

http://poselenie.ucoz.ru/publ/volnovaja_genetika/1-1-0-124

*******

сайт «Сознание Новой Волны«

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий