Mозг и его программы. Психология эволюции

Ноябрь 4, 2011 | | Духовность без Религии, интересные подборки, Психология Новой Волны от Светланы Ория, самостоятельно расширяем своё Сознание, Технологии Нового Сознания | No Comments| 995 views

Роберт Антон Уилсон

Психология эволюции


Глава 2

Аппаратное и программное обеспечение:

мозг и его программы

Мы, как вид, существуем в мире, где существуют мириады точек данных1. На эти матрицы точек мы накладываем структуру2, и мир обретает для нас смысл. Характер этой структуры определяется нашими биологическими и социологическими свойствами3.

— Персинджер и Лафреньер, “Пространственно-временные переменные и необычные события”

В этой книге мы будем рассматривать человеческий мозг как биокомпьютер — электроколлоидный компьютер, в отличие от электронных или твердотельных компьютеров, существующих вне наших голов.

Пожалуйста, заметьте и надолго запомните, что мы не отождествляем человеческий мозг с компьютером. Идея Аристотеля, что для понимания чего-либо необходимо знать, чем оно является, была постепенно отброшена всеми науками по очень прагматической причине.

Слово является приводит к такому числу метафизических предположений, что о них можно спорить до бесконечности. В наиболее развитых областях науки — таких, как математическая физика, — никто больше не употребляет слово “является”. Говорят о модели (или карте), наиболее подходящей для понимания изучаемого явления или вещи.

Вообще говоря, эта научная привычка избегать слова является может оказаться полезной и во всех остальных областях мышления. Так, встретившись с высказыванием типа “А является Б”, вы сможете прояснить его, расшифровав как “А может рассматриваться или может моделироваться как Б”.

Когда мы говорим, что А является Б, мы в действительности говорим, что А является только тем, что мы видим в пределах изучаемой области или нашей специализации. Это явное преувеличение. Когда же мы говорим, что А может рассматриваться как Б или моделироваться как Б, мы говорим в точности то, что имеем право говорить, и не больше.

Итак, мы говорим, что мозг можно рассматривать как компьютер, однако не говорим, что он является компьютером.

Вещество головного мозга представляет собой электроколлоидную суспензию (протоплазму).

Поверхностное натяжение, действующее в любой коллоидной субстанции, стягивает молекулы вместе, образуя так называемый гель.

С другой стороны, коллоиды отталкиваются друг от друга в состояние золя из-за наличия у них электрических зарядов одного знака.

Равновесие гель-золь поддерживает существование коллоидной суспензии, и благодаря этому жизнь продолжается. Любое чрезмерное отклонение в ту или в другую сторону — и жизнь прекращается.

Любое химическое вещество, попадающее в мозг, нарушает это равновесие, соответственно оказывая влияние на “сознание”. Картофель — “психоделик”, как и ЛСД, только более слабый. Переходы от вегетарианской диеты к обычной и наоборот также оказывают “психоделический” эффект.

Поскольку “что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет”, все наши мысли являются психоделическими. Даже без экспериментов с диетой или наркотиками вы видите все, что, по-вашему, вам надлежит видеть — если только это вообще физически возможно в нашем мире.

Чувственный опыт представляет собой неразбериху до тех пор, пока мы не создадим объясняющую его модель. Эта модель может прояснить его, но никогда не соответствует ему в точности.

“Карта не является местностью”; вкус меню не совпадает со вкусом указанных в нем блюд.

Каждый компьютер имеет две составляющие, известные как аппаратное и программное обеспечение.

(Информация входит в программное обеспечение.)

Аппаратное обеспечение твердотельного компьютера вещественно, локализовано в пространстве и состоит из процессора, монитора, клавиатуры, дисководов и т. д. — всего, что можно отнести в мастерскую для ремонта в случае, если компьютер забарахлит.

Программное обеспечение состоит из программ, которые могут существовать в различных формах, включая целиком абстрактную.

Программа может находиться “в” компьютере — то есть быть записанной в процессоре или на магнитном диске, вставленном в компьютер.

Она также может существовать на листе бумаги, если я сам ее напишу, или в руководстве пользователя, если эта программа является стандартной; в этом случае она не находится “в” компьютере, но в любое время может быть “в” него введена. Но программа может быть еще более невещественной: она может существовать только в моей голове, если я еще ее не записал или если я ее уже использовал и стер.

Аппаратное обеспечение более “реально”, чем программное в том смысле, что его всегда можно локализовать в пространстве-времени — если оно не в спальне, значит, кто-то перенес его в кабинет и т. д. С другой стороны, программное обеспечение более “реально” в том смысле, что вы можете разнести в щепки аппаратное обеспечение (“убить” компьютер), а программное обеспечение останется существовать и сможет вновь “материализоваться” или “проявиться” в другом компьютере.

(Любые параллели с реинкарнацией остаются здесь на совести читателя, а не автора.)

Говоря о человеческом мозге как об электро-коллоидном компьютере, мы можем определить местоположение аппаратного обеспечения: внутри черепа. Что же касается аппаратного обеспечения, то оно может находиться в любом месте и везде. Например, программное обеспечение, находящееся “в” моем мозгу, также существует и вне его — скажем, в форме книги, которую я прочитал лет двадцать назад и которая была английским переводом различных сигналов, переданных Платоном 2400 лет назад.

Другие части моего программного обеспечения состоят из программного обеспечения Конфуция, Джеймса Джойса, моей школьной учительницы, Чарли Чаплина, Бетховена, моих родителей, Ричарда Никсона, всех моих собак и кошек, д-ра Карла Сагана, а также всех и (до некоторой степени) всего, что когда-либо проходило через мой мозг. Это может показаться вам странным, но именно так функционирует программное обеспечение (или информация).

Конечно же, если бы наше сознание представляло собой только лишь неразборчивую мешанину вневременного и внепространственного программного обеспечения, у нас не было бы ни индивидуальности, ни центра, ни “Я”.

Каким же образом из этого всемирного океана программного обеспечения возникает отдельная личность?

Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет.

Поскольку человеческий мозг, как и мозг всех животных, действует по принципу электроколлоидного, а не твердотельного компьютера, он подчиняется тем же законам, что и мозг любого другого животного. Это значит, что программы, в виде электрохимических связей, вводятся в него дискретно.

Каждый набор программ состоит из четырех основных частей:

1. Генетические императивы.

Абсолютно жестко заданные программы, или “инстинкты”.

2. Импринты.

Более или менее жестко заданные программы, которые мозг генетически обязан принимать только в определенные моменты его развития, известные в этологии как моменты импринтной уязвимости.

3. Кондиционирование.

Программы, накладывающиеся на импринты. Они заданы менее жестко и достаточно легко изменяются контркондиционированием.

4. Обучение.

Еще более свободные и “мягкие” программы, чем кондиционирование.

Как правило, первичный импринт всегда сильнее любого последующего кондиционирования или обучения. Импринт — это такой вид программного обеспечения, который неразрывно слился с аппаратным обеспечением, отпечатавшись на нейронах в момент их особой доступности и уязвимости.

Импринты (программное обеспечение, закрепленное аппаратно) являются неотъемлемой частью нашей индивидуальности. В бесконечности возможных программ, представляющих собой потенциальное программное обеспечение, импринт устанавливает ограничения, определяет параметры и периметры, в пределах которых происходит все дальнейшее кондиционирование и обучение.

ВАШЕ АППАРАТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МОЖНО ЛОКАЛИЗОВАТЬ:

ЭТО КЛЕТКИ ГОЛОВНОГО МОЗГА, ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.

ВАШЕ ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НЕЛОКАЛЬНО:

ЭТО ТОЧКИ-СОБЫТИЯ, ВЕЗДЕ И ВСЕГДА.

До появления первого импринта сознание младенца является “бесформенным и пустым” — как мир в начале Творения, согласно “Книге Бытия”, или необусловленное (“просветленное”, т. е. взорвавшееся) сознание в мистических традициях. Как только образуется первый импринт, из плодородной пустоты начинает появляться некоторая структура. К сожалению, растущий ум становится пленником этой структуры. Он отождествляется с этой структурой; в некотором смысле он становится ею.

Этот процесс подробно анализируется в “Законах формы” Дж. Спенсера Брауна. Хотя Браун писал об основаниях математики и логики, любой внимательный читатель поймет, что Браун также говорит о процессе, через который все мы проходим, создавая из бесконечного океана сигналов отдельные конструкции, называемые нами “я” и “мой мир”. Неудивительно, что многие эсид-хэды4 замечали, что математика Брауна — это лучшее из когда-либо существовавших описаний “кислотного путешествия”5.

Каждый успешный импринт усложняет программное обеспечение, определяющее наше восприятие и воспринимаемое нами как “реальность”.

Кондиционирование и обучение встраивают дополнительные связи в базовую структуру импринтированного программного обеспечения. Структура этой мозговой сети в целом составляет нашу карту мира. Это то, что думает наш Думающий. Доказывающий же механически втискивает все поступающие сигналы в границы этой карты.

Следуя работам д-ра Лири (с некоторыми изменениями), мы для удобства разделим аппаратное обеспечение мозга на восемь контуров. (Для удобства означает, что эта карта является наилучшей из известных мне на сегодняшний день. Думаю, что она будет заменена еще лучшей лет через 10—15; в любом случае, карта не является территорией.)

Четыре из этих восьми контуров — “древние” и консервативные — присутствуют у всех (кроме одичавших детей).

 

1. Оральный контур биовыживания.

Импринтируется матерью или первым схожим с матерью объектом и кондиционируется последующим питанием или заботой. Первоначально связан с кормлением (в частности, с сосанием материнской груди) и безопасностью (в частности, с при-жиманием к матери). Обеспечивает механическое избегание всего вредного или хищного — или всего ассоциирующегося (благодаря импринтированию или кондиционированию) с вредным и хищным.

2. Анальный эмоционально-территориальный контур.

Имп-ринтируется на этапе, когда ребенок поднимается на ноги, начинает ходить и бороться за власть в пределах семейной структуры. Этот контур, свойственный в основном млекопитающим, отвечает за территориальные правила, эмоциональные игры, или хитрость, иерархию в стае и ритуалы доминирования или подчинения.

3. Времясвязывающий семантический контур.

Импринтируется и кондиционируется человеческими артефактами и символьными системами. “Обрабатывает” и “упаковывает” окружающий мир, классифицируя все в соответствии с локальным туннелем реальности. Его функциями являются изобретение, вычисление, предсказание и передача сигналов через поколения.

4. “Моральный” социо-сексуальный контур.

Импринтируется первыми опытами оргазма в период полового созревания и кондиционируется племенными табу. Отвечает за сексуальное наслаждение, локальные определения “морального” и “аморального”, продолжение рода, взрослую родительскую личность (половую роль) и воспитание потомства.

Развитие этих контуров по мере эволюции мозга и по мере повторения этой эволюции мозга у каждого отдельного одомашненного примата (в процессе взросления) делает возможным выживание генофонда и передачу культуры из поколения в поколение.

Вторая группа из четырех контуров мозга гораздо моложе первой, и отдельные ее контуры в настоящее время присутствует лишь у немногих людей. Тогда как древние контуры определяют эволюцию до сегодняшнего дня, эти футуристические контуры предопределяют нашу будущую эволюцию.

5. Холистический нейросоматический контур.

Импринтируется экстатическим опытом, полученным благодаря биологической или химической йоге. Отвечает за нейросома-тические (“сознание—тело”) обратные связи, соматичес-ко-сенсорное блаженство, ощущение “кайфа”, “исцеление верой” и т. п. Христианская Наука, нейролингвисти-ческое программирование и холистическая медицина состоят из хитроумных приемов, цель которых — хотя бы временная активизация этого контура; тантра-йога направлена на полный сдвиг сознания в этот контур.

6. Коллективный нейрогенетический контур.

Импринтируется высокими ступенями йоги (биохимико-электрическими стрессами). Отвечает за связи “ДНК—РНК—мозг” и является “коллективным” — в том смысле, что содержит в себе весь эволюционный “сценарий”, прошлый и будущий (и обеспечивает доступ к этому “сценарию”). Работа этого контура вызывает нуминозный, “мистический” и “потрясающий ум” опыт; здесь находятся архетипы юнговского “коллективного бессознательного” — боги, богини, демоны, лешие и другие персонификации программ ДНК (инстинктов), которые управляют нами.

7. Контур метапрограммирования.

Импринтируется высшими уровнями йоги. Состоит, выражаясь современным языком, из кибернетического сознания и отвечает за реп-рограммирование и реимпринтирование всех контуров, включая самого себя, делая возможным сознательный выбор между альтернативными мирами, или туннелями реальности.

8. Нелокальный квантовый контур.

Импринтируется шоком, “околосмертным опытом” (ОСО), или клинической смертью, “внетелесным опытом” (ВТО), трансвременными восприятиями (“предвидением”), транспространствеными видениями (экстрасенсорным восприятием) и т. п.

Настраивает мозг на работу в нелокальной квантовой коммуникационной системе, описанной Бомом, Уолкером, Сарфатти, Беллом и другими.

http://brb.silverage.ru/zhslovo/psiho/raw/?r=pe&id=4

Отрывок из книги Роберта Антона Уилсона

Психология эволюции

****

сайт «Сознание Новой Волны»

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий