Выход из экономического рабства Системы. Предприятия инноваций и самодостаточности.

Январь 19, 2012 | | Новые Шаги-Практики, Переход 3D- 5D, Технологии Нового Сознания, УЗНАЙ О НОВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ! ТВОЙ БИЗНЕС-ПРОЕКТ | No Comments| 1 113 views

Чёрный рынок даёт работу половине населения Земли

 

В своей новой книге «Народные хитрости: глобальный рост теневой экономики», журналист Роберт Нойвирт указывает, что малый, незаконный, и не платящий налогов бизнес в целом составляет оборот в десяток триллионов долларов, и даёт работу половине рабочей силы мира.

Кроме того, по его словам, эти предприятия являются критическими источниками предпринимательства, инноваций и самодостаточности.

И во время международных спадов мировые серые и чёрные рынки растут, добавляя рабочие места, увеличивая продажи, и улучшая жизнь сотен миллионов людей.

Мы спросили его, как такой малый бизнес превратился в такой большой.

Wired: Конечно, люди, которые зарабатывают себе на жизнь с помощью такой незаконной уличной торговли, наверняка не считают себя преступниками.

Нойвирт: Вовсе нет.

Они видят себя как поддержку для семьи, предоставляют рабочие места,…

и могут позволить отправить своих детей в школу – всё без помощи государственных или других оказывающих поддержку структур.

Wired: И эта система растёт?

Нойвирт: Совершенно верно. В большинстве развивающихся стран это единственная часть экономики, которая растёт.

Она растёт ежегодно в течение последних 20 лет, тогда как легальная экономика в некотором роде в стагнации.

Wired: Почему?

Нойвирт: Потому что она основана исключительно на предпринимательстве без ограничений. Законопослушным компаниям в развивающихся странах часто приходится пробираться через всевозможную волокиту и коррупцию.

Это так же экономка, базирующаяся на предоставлении людям тех товаров, которые массы людей в официальной экономике из-за обусловленных маржой высоких цен не могут себе позволить.

Она растёт просто потому, что люди продолжают потреблять – им надо что-то есть и во что-то одеваться. И она не зависит от глобальных спадов и подъёмов.

Wired: Почему это должно нас волновать?

Нойвирт: Половина всех рабочих мира являются частью такой теневой системы.

К 2020 году их число будет составлять две трети.

Так что мы говорим о большинстве населения планеты. Это должно нас волновать даже чисто из прагматических соображений.

Wired: Вы много говорите о товарах, которые продаются через крошечные киоски, уличные и маленькие неофициальные барахолки. Откуда все эти товары берутся?

Нойвирт: Самый большой поток товаров идёт из Китая.

Ни для кого не секрет, что Китай является производственным двигателем планеты. Во многих смыслах, они бо́льшие капиталисты чем мы. Если кто-то хочет что-то сделать, даже если у него нет на это лицензии, китайская фабрика ему это сделает.

Кроме того, с Китаем легко работать. Вы можете отправиться в любое местное консульство, и получить туристическую визу в течение пары часов.

Так что, например, африканские импортёры отправляются в Китай, где размещают заказы на товары, которые они потом продают в Африке.

Wired: Но ведь это не только китайские производители, верно?

В своей книге вы пишете о том, как сильно международные корпорации хотят внедрить свои товары на теневые рынки.

Нойвирт: Конечно. Procter & Gamble, Unilever, Colgate-Palmolive: в развивающихся странах через маленькие незарегистрированные магазины они продают много своих продуктов. И они хотят иметь свои продукты в этих магазинах, потому что там доходы, там весь клиент.

Wired: Как это работает?

Нойвирт: В основном, они нанимают посредников.

Procter & Gamble, например, понял, что хотя Walmart и является его крупнейшим клиентом, вся теневая система торговли в целом составляет бо́льший рынок.

Так что Procter & Gamble решил внедрить свои продукты в такие магазины.

В каждой стране P&G нанимает местного дистрибьютера, а иногда даже многоструктурную систему местных дистрибьютеров, и направляет продукцию официальной, белой и платящей налоги компании, к компании, которая готова работать с незарегистрированными продавцами, которые на платят налогов.

Сегодня в целом такие рынки составляют самый большой процент от общемировых продаж P&G.

Wired: Вы пишете, что есть даже производители сугубо уличных брендов.

Нойвирт: Совершенно верно. Хорошим примером является UAC Foods, которая базируется в Нигерии, но активна по всей Западной Африке и торгуется на Нигерийской фондовой бирже.

Это совершенно официальная компания, которая изначально была зарегистрирована британцами более 100 лет назад.


UAC Foods принадлежат отели и рестораны, но так же у них есть продукт под названием «Гала-сосиска в рулете». Вы никогда не найдёте этот продукт в обычном магазине.

Он продается только нелицензированными придорожными лоточниками и в придорожных киосках. Но сосиски пользуются спросом там, где люди в дороге, и им нужно перекусить на обочине или в пробке.

Так что UAC распространяет этот свой бренд через легионы неофициальных торговцев на улицах всех африканских городов.

Для UAC они являются каналом распространения этого продукта.

Источник: mixednews.ru.

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий