Грегг Брейден. «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»

Март 24, 2012 | | Духовность без Религии, интересные подборки, Новые Шаги-Практики, Психология Новой Волны от Светланы Ория, самостоятельно расширяем своё Сознание, Творческая Лаборатория Мастеров, Технологии Нового Сознания | 1 Comment| 4 160 views

Из книги:

Грегг Брейден — «Коды сознания. Измени свои убеждения, измени свою жизнь»

 

 


Глава 5

Если вы знаете код, то можете выбирать правила: избавление от парадигмы ложных ограничений

В имитационной реальности имитаторы могут менять те законы, которые управляют их мирами.

Джон Д. Барроу (р. 1952), астрофизик, лауреат Темплтонской премии 2006 года

Каждый человек рождается с безграничной силой, на фоне которой ни одна земная сила не имеет ни малейшего значения.

Невилл Годдард ( 1905-1972), философ

Верим ли мы в самом деле в то, что являемся частью имитации космоса, или просто используем эту идею как метафору наших взаимоотношений с повседневным миром, для нас это менее важно, чем те возможности, которые предлагают подобные концепции.

Метафора или факт, они дают нам в руки некий язык, на котором мы можем вести диалог со Вселенной, и указывают место, откуда мы можем его начать. И в том и в другом случае жизнь со всеми ее перипетиями основывается на некой программе — коде реальности, — которая переводит возможности в реальность.

Этим кодом является убеждение.

Если мы узнаем, как формировать правильное убеждение, тогда наши представления о том, что для нас возможно, а что — нет, изменятся навсегда. Другими словами, в мире, основанном на убеждении, возможно все.

Поверить в убеждение

Помнится, год назад мне довелось увидеть фрагмент из популярной вечерней научно-фантастической программы, которую каждую неделю транслировали в 1960-х годах по черно-белому телевидению. Возможно, вы тоже помните этот фрагмент. Передача открывалась видом, открывавшимся наблюдателю, сидевшему в боевом самолете, пролетавшем над одним из мест в Европе во время Второй мировой войны.

Под фюзеляжем самолета была сделана стеклянная кабинка, служившая своего рода смотровой площадкой для находившегося в ней летчика-наблюдателя. Она выглядела как стеклянный пузырь, подвешенный к днищу самолета, что позволяло наблюдателю видеть все, что происходило вокруг. Находясь в этой выгодной точке, он оповещал пилота и штурмана о приближении вражеского самолета, которого те не видели.

Общий сюжет развития событий вполне предсказуем. Поэтому не удивляешься тому, что в самолет попадает снаряд, выпущенный зенитками противовоздушной батареи, и наносит ему тяжелые повреждения. То, что происходит Дальше, уже не так предсказуемо.

Несмотря на то, что самолет поврежден, он все еще не  утратил способности летать. Пилот решает совершить аварийное приземление в ближайшем аэропорту на территории союзной державы. Когда он с командой начинает проверять работу оборудования, то обнаруживает, что самолет в результате попадания снаряда потерял свой посадочный механизм (шасси).

Неожиданно пилот оказывается в подвешенной (одновременно хорошей и плохой) ситуации. Хорошая сторона ситуации в том, что он может посадить самолет «на брюхо» прямо на посадочную полосу. А плохая в том, что смотровая кабинка под фюзеляжем будет раздавлена весом самолета и его боевой товарищ, находящийся там, погибнет.

Драматизм этого фрагмента сосредоточен на эмоциональных переживаниях пилота, исчерпавшего все прочие альтернативные варианты и пришедшего к жестокому, но вынужденному решению. Чтобы спасти себя и экипаж, ему остается только сесть, иначе погибнут все. Об этом не говорится, но члены экипажа тоже понимают, что при попытке посадить самолет их товарищ — наблюдатель в стеклянной кабинке погибнет. Да и сам он знает об этом. Именно здесь история принимает неожиданный оборот.

Следующий фрагмент показывает, как пилот кричит от безысходности, когда начинает последний заход на посадку, ибо знает, что должно вот-вот случиться. В этот момент наблюдатель в стеклянной кабинке под фюзеляжем самолета неожиданно впадает в транс. И тут вдруг обнаруживается, что этот наблюдатель — художник, вооруженный карандашом и блокнотом.

Мы видим, как он быстро, мастерски и свободно рисует силуэт самолета, в котором якобы находится, завершая рисунок смотровой кабинкой с ним самим внутри. Не имея ключа к тому, что происходит, мы бы так и остались в недоумении относительно того, почему это вдруг он рисует картинку, когда самолет вот-вот ударится фюзеляжем о землю.

Нарисовав самолет во всех деталях, художник позволяет себе свободу добавить последний, завершающий штрих к своему творению: он пририсовывает к самолету шасси, совершенно целые, невредимые и раскрывшиеся. Однако это не какое-то там банальное старое шасси, а круглые-прекруглые, как пышки, огромного размера шины, словно заимствованные из мультфильма о Микки Маусе. Да и оснащены они спицами из сахарных палочек, а их поверхность так и брызжет лучами света.

Окончательные штрихи к рисунку добавляются, когда самолет касается земли и пилот к этому времени эмоционально опустошен, ибо считает, что убил своего товарища. Ну а что случилось дальше, вы вполне можете догадаться и сами. Когда пилот сажает самолет, он вдруг понимает, что у того невесть откуда взялись колеса и что они действуют. Он выруливает самолет на посадочную полосу.останавливает, и сразу же весь экипаж срывается со своих мест, выскакивает из самолета на гудронное шоссе и бежит прочь, ища укрытия.

Когда же они оборачиваются, чтобы посмотреть, как им удалось сесть, то видят, как их товарищ, выбравшись из поврежденного снарядом, пробитого пулями и покореженного в сражениях войны самолета с мультипликационными шинами мчится вслед за ними, чтобы не отстать.

А вот ключ к разгадке этой истории. Хотя художник находится в сознании, он в то же время словно пребывает в трансе — то, что мы сегодня называем измененным состоянием сознания. То есть он как бы видит сон наяву или попросту грезит. И пока он грезит, вымышленные колеса на месте, самолет опирается на них и все спасаются. Но когда летчики заключают своего боевого товарища в крепкие объятия, радуясь его спасению, тот пробуждается от «транса», и в этот момент мы видим на заднем плане самолет.

Шины, которые он выдумал, неожиданно начинают растворяться и исчезают. Кажется, что самолет секунду-другую висит в воздухе, а затем с силой врезается в землю в клубах дыма и огня, начисто снося наблюдательную кабинку, в которой несколькими секундами раньше он сидел, привязанный ремнями. Вопрошающими глазами, полными немого изумления и неверия в случившееся, оставшиеся в живых летчики смотрят друг на друга и плачут. И на этом месте история заканчивается.

Хотя фрагмент этот вымышленный, он мощно воздействует на зрителя, и воздействует по двум причинам. Во-первых, он напоминает нам о том, что такие качества, как воображение и вера, которые в нашей культуре принято недооценивать, являются мощной творческой силой. Эта сила живет в каждом из нас, и, чтобы ее использовать, не нужно никакой специальной подготовки — достаточно знать, что она есть. Во-вторых, это свидетельствует о следующем: для того чтобы в нашей жизни происходили чудеса, необходимо, чтобы мы верили в себя и в само чудо.

Эта история служит прекрасной иллюстрацией наших чудесных возможностей. Вера художника имеет под собой фактическую основу, изучению которой мы и посвятим остальные главы этой книги. Главное здесь то, что художник верил в силу своего воображения и знал, что оно напрямую связано с событиями его жизни. В приведенном примере, вместо того чтобы просто предполагать или наполовину верить, что он мог бы переписать свою реальность, он знал это всеми фибрами своего существа.

Он знал это настолько, что соматизировал (то есть сумел выразить на соматическом уровне, через физическое тело) свою веру, сделав образ из собственного транса реальностью своего мира. Неустанно растущее количество научных свидетельств доказывает, что все мы обладаем силой творить нечто подобное. Я прибег к этой вымышленной истории, чтобы распахнуть перед вами двери и приобщить к такой возможности. Данная история наглядно показывает, сколь великую пользу может извлечь множество людей (в описанном случае экипаж самолета) из ясных образов одного человека, причем даже не понимая самой этой силы.

К тому же она демонстрирует — и это, вероятно, самое важное — наивность или душевную простоту летчика, выражавшего в искусстве свой сон. Она показывает.сколь простой может быть сила убеждения.

Ниже приводится вполне достоверный рассказ на ту же тему. Это история об одной женщине, решившей добиться успеха там, где до нее его никто не добивался, и о ее убежденности в том, что именно она должна сделать это первой.

«Чудеса» реальной жизни

В 2005 году Аманда Деннисон из канадского города Альберта была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как рекордсменка, дольше всех ходившая босиком по раскаленным углям. В принципе этот феномен не нов, и на него то и Дело ссылаются руководители многочисленных семинаров, посвященных личностному росту, как на метод, основанный на безраздельной вере в себя и свои силы.

Однако то, что отличает Аманду от всех прочих огнеходцев, — это продолжительность ее концентрации или фокусировки, что и позволило ей достичь столь выдающегося результата. В тот день она прошла но раскаленным углям, нагретым до температуры 1700 градусов по Фаренгейту (примерно 927°С) расстояние в 225 футов (около 195 м), и это с учетом того, что первый человек, установивший рекорд в огнехождении, в отличие от нее, получил сильные ожоги.

В прошлом выдвигалось немало научных теорий, пытавшихся объяснить, как люди ходят но раскаленным углям (причем на куда более короткие расстояния), не получая ожогов. Они учитывали и фактор быстрой ходьбы, и возможность того, что ступни огнеходца покрываются тонкой пленкой пота, защищающей их от раскаленных углей. Но в случае с Амандой, прошедшей по углям более 200 футов, все эти теории гроша ломаного не стоят.

Так что же произошло с Амандой? Что было в ней особенного, что отличало ее от людей, окружавших эту женщину летним днем 2005 года и наблюдавших за тем, как она устанавливает свой рекорд? Тот же вопрос можно поставить и шире: что происходит с теми, кто совершает нечто столь же чудесное?

****

Сколько раз мы слышали о людях, совершающих то, что казалось бы, противоречит здравому смыслу повседневной реальности и даже нарушает «законы» физики и природы, по крайней мере в том виде, как мы понимаем их сегодня!

Журналы, выходящие по горячим следам телевизионных новостей, например, пестрят историями о солдатах, возвратившихся после войны в Ираке с ранениями, от которых, по словам врачей.они никогда уже не оправятся и даже не смогут ходить. А затем что-то происходит — некая внутренняя метаморфоза, которую врачи не в состоянии осмыслить и найти ей адекватный медицинский термин, — и год спустя этот человек пробегает марафонскую дистанцию.

Или мы слышим о самых обычных людях, которые вдруг, ни с того ни с сего, обретают сверхчеловеческую силу, которой раньше у них не было. Например, силу спасти жизнь другому человеку, как это случилось с Томом Бойлем из Тусона, штат Аризона, летом 2006 года. Увидев, как юношу сбила машина и остановилась, придавив его тело к земле, Бойль бросился к машине и поднял настолько, что шофер смог вытащить из-под нее 18-летнего Кайла Холтраста.

После случившегося Бойль дал нам возможность оценить то состояние ума, которое владело им, когда он поднимал машину.« Что, если бы это был мой сын? — вот все, о чем я мог думать в это время, — сказал он.  Случись с ним такое, я бы хотел, чтобы кто-то сделал для него то же самое. Хотя истории, подобные той, что случилась с Бойлем, редки, они отнюдь не уникальны. И мы не всегда можем объяснить их одной лишь силой человеческого тела.

Летом 2005 года на канале «Би-Би-Си Ньюс» передавали репортаж о женщине, поднявшей тяжесть, более чем в 20 раз превышавшую вес ее собственного тела, чтобы спасти своего друга, попавшего в результате несчастного случая под ее машину. Она сделала это, даже несмотря на то, что сама была ранена. Эта женщина, 23-летняя Кайла Смит, ростом всего-то пять футов и семь дюймов, потеряла контроль над управлением машины, и та, вылетев на обочину, перевернулась.

Когда Кайла пришла в себя и осмотрелась, то увидела, что нога ее друга придавлена машиной. Она выбралась наружу через окно дверцы и приподняла машину на шесть или семь дюймов, чтобы освободить своего друга! «Я знала лишь, что должна освободить его, — сказала Кайла после инцидента, — а никого, кроме меня, в то время noблизости не было».

Хотя подобные происшествия случаются не каждый день, они все же случаются. И если они случаются с одним человеком или дюжиной людей, то это, возможно, указывает на то, что есть нечто, доступное всем нам. И самое важное здесь, судя по всему, то, что мы основываем свою жизнь на вере в собственные ограниченные возможности, как, например, на вере в то, что машина слишком тяжелая и нам ее не поднять.

И только когда что-то случается, и меняет нас — что-то вроде несчастного случая с другими людьми, чья жизнь зависит от наших действий, — то вместе с нами меняются и наши ограниченные убеждения. Даже если эта перемена длится лишь мгновение, для нас понять это «что-то» — значит открыть двери навстречу еще большим возможностям и пониманию себя и мира.

Чтобы понять, что именно меняется в людях настолько, что они могут поднять машину, дабы кого-то освободить или совершать действия, противоречащие всякому здравому смыслу, мы должны спросить себя: каковы представления и мысли этих людей о себе, делающие их отличными от окружающих, думающих иначе? Или что, вероятно еще важнее, — как перемена в их внутренних убеждениях претворяется в перемену в их внешних способностях, точнее — в способности действовать в мире?

Убеждениекод №24: Чудо, доступное одному, доступно всем!

Ответить на эти немудреные вопросы — значит раскрыть, возможно, величайшую тайну бытия. А для этого необходимо вступить в ту неопределенную реальность, которая на протяжении столетий являла собой поле битвы между философами и религиями, а ныне рассматривается как передний край науки, — в мистерию сознания и реальности.

Самое трудное в этой мистерии и для ученых, и для философов то, что наш повседневный мир вовсе не является «реальным». Скорее, мы живем иллюзией — тем, что древние называли теневой реальностью, являющейся отражением куда большей реальности, чем та, которую мы воспринимаем как свою повседневность. Красной нитью через все представления древних проходит мысль, что подлинная реальность не здесь. Ее здесь и близко нет. Хотя наши тела, безусловно, принадлежат этому миру, та жизненная сила, которая выражает себя через наши тела, в действительности находится где-то еще — как некая гораздо большая реальность, которую мы не в состоянии разглядеть из точки нашего обзора.

Исторически наука всегда стремилась избегать подобных сравнений, причисляя их к разряду «побасенок», сочиняемых людьми, далекими от науки, с целью объяснить то, чего они не понимают или для чего просто не имеют других объяснений. Во всяком случае, до недавнего времени это было именно так. Теперь же существование высших измерений, а также становящаяся все более очевидной вероятность того, что наш мир — это имитация, и представление о том, что сознание есть субстанция, из которой сформировано все, являются темами, с которых, собственно, и начинаются научные диспуты!

Однако смотрим ли мы на это с позиции науки или с позиции духовности, проблема по-прежнему сводится к вечному вопросу: насколько реальна паша реальность?

Насколько реальна «реальность»?

 


Когда Альберта Эйнштейна спросили, что, по его убеждению, представляет собой реальность, он ответил скорее как философ, нежели как ученый. Его часто цитируемое изречение «Реальность — это просто иллюзия, хотя и очень настойчивая иллюзия» указывает на то, что и сам Эйнштейн полагал, что наша повседневная реальность, возможно, не столь уж очевидна, как мы склонны считать.

В письме, направленном в Прусскую академию наук 27 января 1921 года, Эйнштейн пояснил свой взгляд на реальность уже как ученый: «В той мере, в какой законы математики приложимы к реальности не очевидны, начинает он свое обращение, подразумевая, что мы всё еще не знаем, как устроен и действует мир, и продолжает: -а в той мере, в какой они (законы математики) очевидны, они не приложимы к реальности».

Сколь потрясающе честная оценка того, насколько далеки мы от понимания Вселенной и своего существования. Простыми и понятными словами гений, открывший закон освобождения атомной энергии (Е=mс2), поведал нам о том, что объяснение того, как устроена и действует Вселенная, еще предстоит добыть.

*****

В буддийской махаяне одной из важнейших сутр священных текстов) считается Ланкаватара-сутра. Считается что она была записана со слов самого Будды, которые он произнес на Цейлоне (теперь Шри-Ланка). Один из центральных, ключевых моментов этого текста: в нашей реальности не существует внешних объектов. Все они существуют лишь в сознании — подобно сну или чудесно созданным образам. И мир форм, и мир бесформенный являются результатом особой разновидности сознания, называемого воображением.

Поэтому, несмотря на то что любое явление, безусловно, кажется нам достаточно реальным, в действительности возможная реальность, согласно буддийской доктрине, становится «реальным» восприятием лишь там, где мы фокусируем внимание и устремляем на фокусируемый объект чувство. Другими словами, то, что мы воспринимаем как повседневную реальность, на самом деле есть всего лишь форма коллективного сна.

Если не считать некоторых расхождений в терминологии, эта древняя традиция во многом напоминает появляющиеся в наши дни теории о виртуальной реальности. Однако привержены ли мы старому или новому способу мышления — и там, и там мы неразрывно вплетены в ткань самой реальности. И там, и там лишь путем взаимодействия, пока мы пребываем «во сне», возможности нашего ума становятся реальностью мира.

С какой точки зрения ни подойди, и древние традиции, и современная наука предлагают нам думать о себе не как об «аутсайдерах», таинственным образом заброшенных в земную реальность с целью ее познания, а как о части этой реальности, неотделимой от нее.

Мы получим кое-какое представление о том, сколь глубоки взаимодействие и взаимопроникновение между нами и реальностью, если представим сходную связь капли воды и океана, в котором она находится. Если даже и возможно отделить каплю от океана, то в целом очень трудно выявить где заканчивается капля и начинается океан, и наоборот. В сущности, как океан и капля неотделимы друг от друга и составляют одно целое, точно так же и мы являемся неотделимой частью реальности, которую творим.

И виртуальную реальность, и сновидческие идеи делает столь привлекательными то безошибочное сходство, которое наблюдается между ними в подходе к тому, как действует реальность. Как уже говорилось в главе 1, например, Джон Уилер утверждает, что мы не просто играем в реальности какую-то роль, но играем главную роль в том, что он называет «соучаствующей Вселенной».

Мы, как участники, актом фокусирования своего сознания —актом наблюдения и изучения мира — вершим акт творения как таковой. Мы — те, кто наблюдают. Мы — те, кто изучают мир. И всюду, куда бы мы ни устремили взор, наше сознание создает нечто, доступное нашему восприятию.

Общим элементом, можно сказать, стержнем излагаемых здесь идей является то, что в соучаствующей Вселенной вы и я есть часть этого уравнения. Мы — катализаторы событий своей жизни, и познаем и сопереживаем нами сотворенное. И то и другое происходит одновременно.

Убеждение-код № 25: В соучаствующей реальности мы и создаем переживаемое, и ,одновременно , переживаем нами созданное.

Если мы суть творцы и те, кто познает свое творение, то здесь поневоле напрашивается вопрос: если наше взаимодействие со Вселенной постоянно создает и модифицирует мир, то как узнать, какие взаимодействия какие результаты создают? Другими словами, каковы законы, по которым действует наша реальность? И обладаем ли мы мудростью, чтобы распознать эти законы, когда их узрим?

Или же мы, возможно, уже нашли эти законы? Не указывают ли уже известные «законы» физики на то, как функционирует реальность в действительности? Если это так, то, по мере того как ученые разгадывают загадки природы, они, возможно, сами того не ведая, показывают нам и духовные ключи к нашему могуществу.

А чтобы нам сопутствовала удача на этом пути, мы должны в процессе проверки и тестирования этих истинных законов учитывать все, что попадается нам на глаза, включая аномалии и явления, которые не всегда состыковываются с тем, что предсказывают теории. Часто оказывается, что именно аномалии помогают нам постичь ключи к познанию действий этих явлений!

В поисках законов реальности

На протяжении последних трехсот и даже более лет ученые предлагали, тестировали и видоизменяли свои объяснения, касающиеся как устройства Вселенной, так и того, например, что такое гравитация и свет и как они действуют. Проблема в том, что все их усилия привели нас к наличию двух совершенно различных сводов законов, описывающих разные аспекты одной и той же реальности, — классической и квантовой физики.

Открытые Ньютоном в 1687 году «законы» заложили основу такой области науки, как классическая физика. Обогащенная в конце 1800-х годов теориями электричества и магнетизма Джеймса Максвелла, а затем в начале 1900-х — теорией относительности Альберта Эйнштейна, классическая физика добилась огромного успеха в деле объяснения широкомасштабных явлений, доступных нашему взору, вроде движения планет и галактик и падающих с деревьев яблок.

Она служила и служит нам столь эффективно, что мы сегодня можем рассчитывать орбиты космических спутников и даже высаживать людей на Луну.

Однако в течение 1900-х годов были выявлены две области, где законы Ньютона, видимо, не действуют: макромир галактик и микромир квантовых частиц. До этого времени в нашем распоряжении просто не было технических средств, позволяющих заглянуть в субатомный мир или наблюдать за тем, как ведут себя атомы в момент рождения далекой звезды. И в макро, и в микромирах ученые начали подмечать явления, необъяснимые с точки зрения законов классической физики.

Иногда, например, квант энергии проявляет себя в виде частиц и действует точно так же, как обычно действуют частицы. В этом случае он подчиняется физическим законам, которыми пользуются ученые для описания отдельных «объектов», мир предстает таким, каким и должен, и все счастливы. Однако в следующий раз квант энергии, казалось бы, нарушает эти законы.

Он одновременно проявляется во многих местах сразу, взаимодействует как с прошлым, так и с будущим и даже, в зависимости от ситуации, переходит из одного состояния (состояния «вещественных» частиц) в другое (состояние невидимых «невещественных» волн). И именно такое поведение кванта энергии все радикально меняет.

Поскольку мы, судя по всему, сформированы из той же субстанции, которая попирает все законы классической физики, описывающие мир, её поведение меняет и те законы, которые управляют нами, какими мы себя видим в этом мире. И чтобы объяснить эти исключения, должна была возникнуть новая область физики — квантовая физика.

Различие между тем, как действует квантовый мир и как действует мир повседневный, привело к появлению в среде ученых двух школ мысли. И у каждой школы есть свои теории в поддержку ее постулатов. Величайшая задача, стоящая перед нами, — объединить эти два различных способа мышления в единое мировоззрение, в единый взгляд, в унифицированную теорию Вселенной.

Для того, чтобы осуществить эту задачу, требуется наличие чего-то, что связало бы между собой макро- и микромиры таким образом, который мы только-только начинаем постигать. Именно это «что-то» по-прежнему остается для нас загадкой, хотя в начале 1909 года мы, возможно, непосредственно соприкоснулись с ним.

Изменяется ли мир потому, что мы на него смотрим?

Хотя идея о том, что наши убеждения и повседневная реальность неразрывно связаны друг с другом, совсем не нова, научное доказательство их связи неожиданно было получено в 1909 году в ходе единичного эксперимента. Сам эксперимент довольно прост, но он привел к появлению нового вида мышления — визионерства, давшего столь удивительные результаты, что мы и по сей день их обсуждаем.

Вероятно, даже сами ученые, проводившие этот ныне знаменитый эксперимент с двумя щелями, не знали, сколь кардинально их открытие повлияет на их жизнь, на весь мир и на будущее нашей планеты. Да и откуда им было это знать? Они просто проводили научный опыт по исследованию «вещества», из которого сформировано все: квантовые частицы наших тел и Вселенная.

В своей лаборатории в Англии физик Джефри Инграм Тейлор начал демонстрацию опыта с того, что показал найденный им способ выбрасывания вещества, из которого сформированы атомы, — квантовых частиц света, называемых фотонами, — из проектора в мишень, расположенную на небольшой удалении от проектора. В этом-то вся суть: прежде, чем фотоны достигали мишени, они должны были пройти сквозь барьер с двумя щелями.

Как вода способна просачиваться через многочисленные щели в стекле, когда изо льда она в ходе таяния превращается в жидкость, то же самое, как показал эксперимент Тейлора, способны проделывать и фотоны. К удивлению ученого, фотоны из частиц, которые могли пройти через отверстие в барьере по одной за раз (одна щель), преобразовались в волны, проходящие одновременно через все отверстия (две щели).

Это открытие потрясло не один ученый ум, но только потому, что в классической физике нет ничего такого, что объясняло бы, почему или по каким таким причинам вещество, из которого все сформировано, может менять саму природу своего существования. Для объяснения этого открытия следовало изобрести новую разновидность физики — квантовую физику.

Для начала Тейлор и его коллеги задали себе два вопроса. Первый: «Как частицы узнали, что в барьере не одно, а несколько отверстий?» И второй: «Что заставило их изменить первоначальное состояние на волнообразное, дабы подстроиться под ситуацию?» Чтобы ответить на эти вопросы, им пришлось задать еще один, более проникновенный: «Кто знал о том, что в барьере не одно, а несколько отверстий?» Ответ был очевиден. Об условиях этого эксперимента знали только находившиеся в помещении люди, то есть, сами ученые.

Неужели на ход эксперимента оказало влияние «знание» самих ученых? Возможно ли, что сознание находящихся в помещении наблюдателей — их убеждение и ожидание того, что частицы будут вести себя тем или иным образом, каким-то образом стало частью самого эксперимента? И если да, то какое это имеет значение для всех нас? Если убеждения ученых повлияли на фотоны во время эксперимента, не делают ли того же и наши убеждения в повседневной жизни?

Эта возможность распахнула двери навстречу тому, что считалось почти немыслимым в то время. Этот эксперимент подтвердил то, о чем твердят и что проповедуют нам древнейшие и самые почитаемые духовные традиции: качество наших убеждений и ожидания оказывают прямое и мощное воздействие на то, что происходит в нашей повседневной жизни. Причем акт такого со-участия происходит очень быстро и на сугубо личностном уровне.

Почти через девяносто лет после того, как эксперимент с двумя щелями потряс основы классической физики, он был повторен. На этот раз, однако, ученые были вооружены лучшей техникой и более чувствительными приборами. В отчете от 1998 года, озаглавленном «Квантовая теория продемонстрировала: наблюдение влияет на реальность», израильский научный институт Вейцмана подтвердил результаты первого эксперимента 1909 года, объявив при этом о дополнительном открытии, которое устраняло все сомнения по поводу того, о чем свидетельствовали эксперименты. Ученые установили, что чем дольше наблюдаешь за частицами, тем более они подвержены влиянию со стороны наблюдателя.

Убеждение-код № 26: В1998 году ученые подтвердили тот факт, что можно влиять на фотоны путем простого «наблюдения» за ними, и установили, что чем дольше наблюдение, тем более наблюдатель влияет на поведение частиц.

Эксперимент 1998 года очень важен для нашей повседневной жизни в силу следующих неопровержимых фактов:

• Наши тела и мир сформированы из той же квантовой субстанции, которая в ходе наблюдения за ней во время эксперимента изменялась.

• Мы все — «наблюдатели».

Это означает, что то, как мы смотрим на мир и во что верим, когда на него смотрим, больше не может быть сброшено со счетов или списано как нечто, не имеющее последствий.

Фактически эксперименты показывают, что сознание — это и есть та субстанция, из которой сформирована вся Вселенная, и что оно, возможно, является тем «недостающим звеном», с помощью которого можно было бы объединить классическую и квантовую физику. Профессор Джон Уилер из Принстонского университета не оставляет сомнений по поводу того, что значат для него эти эксперименты: «Мы не можем представить себе Вселенную без наблюдателей (нас) , поскольку эти акты наблюдения и есть строительные блоки самого сознания».

Сколь бы мы ни тщились обнаружить мельчайшие частицы материи и отыскать самый край Вселенной, связь между наблюдением и реальностью предполагает, что мы, видимо, никогда не найдем ни того, ни другого. Сколь бы глубоко и пристально мы ни всматривались в квантовый мир атома или как бы далеко ни забирались в просторы бескрайнего космоса, сам факт того, что мы смотрим, полные надежд, ожиданий и веры в существование чего-то, возможно, и оказывается тем актом, который создает это что-то, видимое нами.

Если это так, тогда первый закон, объясняющий, как действует реальность, был открыт еще в 1909 году в ходе эксперимента Тейлора.

Основной закон реальности

Во время разговора Альберта Эйнштейна со своей ученицей Эстер Саламан, который произошел примерно в 1920 году, ученый немного приоткрыл «тайну» своего любопытства и интереса к Богу как творящей силе Вселенной. «Мне хочется знать, как Бог создал этот мир, — сказал он. — Но меня не интересует тот или этот феномен в спектре тех или иных элементов. Я хочу знать Его (Бога) мысли. Остальное — детали».

Во многих отношениях наш поиск законов, объясняющих, как устроена Вселенная, подобен желанию Эйнштейна познать мысли Бога. Несмотря на то, что мы здесь и там ищем всякие тонкости и они оказываются полезными, когда мы их находим, в действительности, мы ищем не их, а ключ к тому, как устроен мир. Мы хотим знать, как и почему происходит то, что происходит. Все прочее эквивалентно Эйнштейновским «деталям».

Как описанный выше эксперимент с двумя щелями, так и его различные вариации подтвердили основную предпосылку наиболее почитаемых духовных традиций, суть которых в том, что мир вокруг нас является отражением наших убеждений. Интересно, что это тот самый метод, в соответствии с которым, как утверждают мудрые традиции прошлого, действует наш мир.

Начиная с древних индийских Вед, восходящих, по подсчетам ученых, к пятому тысячелетию до нашей эры, и кончая двухтысячелетними свитками, найденными в районе Мертвого моря, — во всех них присутствует общая, генеральная тема: наш мир, в действительности, есть отражение того, что происходит в более высоком мире или в более глубокой peaльности. Например, комментируя новые переводы фрагментов из свитков, найденных у Мертвого моря и известных как «Песни о субботних жертвоприношениях», переводчики суммируют их содержание в таких словах: «Все, что происходит на Востоке, есть бледное отражение этой великой, предельной реальности».

И древние тексты, и квантовая теория единодушны в том, что в незримых мирах мы создаем план или чертеж всех связей, действий, удач и неудач видимого мира. С этой точки зрения наша реальность подобна огромному космическому экрану, который позволяет нам увидеть, как не физическая энергия наших эмоций и убеждений (гнева, ненависти и ярости, так же, как любви, сострадания и понимания) проецируется в физическую среду жизни.

Вероятно, именно поэтому мы, как говорится, с момента своего рождения владеем самой мощной силой во Вселенной —  прямым доступом к самой Вселенной. Что может быть мощней и влиятельней, чем способность изменять мир и саму жизнь путем изменений того, во что мы верим умом и сердцем? Такая сила кажется чуть ли не сказочной.

Возможно, именно поэтому нас и тянет к подобным «фантазиям». Они пробуждают спящую в нас память о своей силе в этом мире и нашу способность по собственному выбору превращать свою реальность в рай или ад.

Если нашим умом и владеет сомнение по поводу того, насколько реальна эта сила, то, чтобы развеять его, достаточно еще раз прочитать историю об эффекте плацебо, приведенную во второй главе, историю об Аманде Деннисон и ее чудесном хождении по раскаленным углям, рассказанную в начале этой главе, или правдивый отчет о женщине, поднявшей машину весом, по меньшей мере, в двадцать раз превышавшим ее собственный (сама она весила меньше ста фунтов).

И подсознательный ум тех, кто испытал на себе эффект плацебо и совершал невероятные поступки, и сознательный ум Аманды Деннисон свидетельствуют о силе присущей нам способности раздвигать пределы реального в своей жизни.

Везде наличествует прямая связь между тем, во что верил человек, какие чувства он или она питали по поводу своих убеждений, и тем, что, действительно, произошло в этом мире. Хотя мы, возможно, и не понимаем полностью, почему происходят подобные эффекты, мы, по меньшей мере, вправе сказать, что такие эффекты имеют место быть. И они подводят нас к основному закону реальности.

Убеждение-код № 27.  Основной закон реальности гласит: мы должны стать в жизни тем, что стремимся познать или испытать в мире.

Как только мы осознаем этот основной закон, духовные учения прошлого неожиданно приобретут для нас еще более глубокий смысл. Что касается лично меня, осознав его, я испытываю еще большее уважение и благодарность к людям, жившим в прошлом, к тем, кто сделал все, что было в их силах, чтобы сохранить и донести до нас эту тайну.

На языке того времени, в котором отсутствовали термины высоких технологий, не имея возможности проводить эксперименты, подтверждающие то, что требует сегодня наш взлелеянный XX веком ум, эти жившие в далеком прошлом учителя делились с другими квантовым секретом величайшей силы во Вселенной. И, как мы видели из цитируемого выше фрагмента свитков, найденных в районе Мертвого моря, они делали это в присутствии тех, кто по-прежнему верил, что ливень посылают разгневанные боги, которым надо приносить жертвы!

Прекрасно зная, что мы должны стать в жизни именно тем, что мы сами стремимся познать или испытать в мире, все учителя, целители, мистики и святые в истории человечества посредством творимых ими чудес или исцелений демонстрировали этот основной закон реальности. Хотя многие из тех, кто был непосредственным свидетелем этих деяний, ложно воспринимали их как свидетельство «особенности» людей, эти деяния творивших, и преклонялись перед их силой; были и такие, кто воспринимал это как дар, ниспосланный свыше, и передавал его секрет будущим поколениям.

Древние учителя знали, что мы должны дать субстанции, из которой сформирована реальность, нечто такое, с чем она могла бы работать, чтобы сотворить чудо. И это звучит безукоризненно логично. Если мы ждем, чтобы реальность (Бог/матрица/дух/Вселенная) ответила на наши молитвы, нам следует стать в жизни эталоном того, о чем просим, дабы оно могло произрасти из атомов реальности. Мы должны дать матрице нечто, с чем она могла бы работать.

Когда мы объединим основной закон реальности и действие, посредством которого этот закон служит нам, тогда и случится нечто грандиозное и прекрасное. Именно это «нечто» и делает жизнь стоящей того, чтобы ее прожить!

Жизнь, обусловленная ответом

 


Существует тонкая, неуловимая и все же существенная разница между работой, направленной на результат, и мышлением и чувствами, обусловленными этим результатом.

Когда мы выполняем работу, направленную на что-то, мы пускаемся в бесконечный, нескончаемый путь.

Хотя мы можем опознавать вехи и ставить цели, приближающие нас к намеченному достижению, в уме или мыслях мы всегда «на пути» к цели, то есть в состоянии подхода к цели, а не в состоянии ее достижения.

Исследования, приводящие к выводу о том, что наблюдение влияет на реальность, дают два ключа к тому, как переводить возможности ума в реальность нашего мира. Эти исследования позволяют сделать Два следующих умозаключения:

1) реальность меняется, если мы, став выше всех и всяческих сомнений, фокусируемся на ней;

2) чем сильнее мы фокусируемся, тем масштабнее происходящие перемены.

Эти научные наблюдения являются подтверждением тех же принципов, которыми делились далеким от науки языком великие учителя прошлого. Вот почему указание Невилла Годдарда, что мы должны «войти в образ» (наше сердечное желание, нашу мечту, нашу цель, нашу молитву, на которую мы ждем ответа) и «мыслить, отталкиваясь от него», столь значимо в нашей жизни. Когда мы фокусируемся на том, какой стала бы наша жизнь, как если бы наши мечты уже осуществились, мы тем самым создаем внутри себя условия, дающие возможность мысленно осуществленной мечте настичь нас в реальности.

Вероятно, лучший способ проиллюстрировать столь прекрасную и глубокую истину — это привести пример. Хотя философ XX века Невилл Годдард, многим известный просто как Невилл, рассказал за свою жизнь множество историй, описывающих «чудо» жизни, обусловленной результатом, лично для меня самой проникновенной и поучительной, благодаря ее простоте, ясности и наивности, была и остается нижеследующая.

Эта история начинается с того, что Невилл в своем Нью-Йоркском офисе описывает силу воображения и убеждения женщине-предпринимателю, пришедшей к нему за советом и консультацией. Изложив посетительнице философию жизни, обусловленной ответом, и дав указания о том, как этого добиться, Невилл был весьма удивлен тем, что его принципы тут же подтвердились, причем с той стороны, откуда даже он не ожидал.

Вместе с женщиной на приеме был и ее девятилетний внук, живший с родителями в другом штате, но время от времени навещавший бабушку. Когда они покидали офис, мальчик вдруг обернулся к Невиллу и взволнованно сказал: «Я знаю, чего хочу, и теперь знаю, как этого добиться». И консультант, и сама бабушка мальчика удивились такому заявлению. Невилл, разумеется, тут же задал вполне логичный вопрос: чего, собственно, так страстно хочет мальчик?

Последовавший ответ бабушку не удивил, так как она, очевидно, не раз разговаривала на эту тему с внуком. Он хотел щенка. «Теперь каждый вечер, ложась спать, я буду делать вид, что у меня есть собака и что мы идем с ней гулять», — заявил мальчуган.

Неумолимая, как всегда, бабушка еще раз перечислила внуку все причины, почему он должен выкинуть эту идею из головы: что этого, мол, не позволят родители, что отец не любит собак и что мальчик, мол, слишком маленький, чтобы заботиться о животном. Собаки он не получит, и все тут! Такой ситуация и оставалась на протяжении примерно шести недель, по прошествии которых женщина позвонила Невиллу в страшном возбуждении.

Дело в том, что после посещения Невилла мальчик начал воплощать на практике все, что он услышал во время разговора консультанта с его бабушкой. Они в тот момент считали, что он играет в игрушки, а он впитывал в себя все подробности их разговора. Поэтому каждый вечер, отправляясь спать, он, претворяя в жизнь услышанное, воображал, что рядом с ним на постели лежит и подаренная ему собака.

Главное здесь то, что в жизни он вел и чувствовал себя так, как будто собака уже с ним. В своей убежденности этот мальчик жил воображаемым событием так, словно оно было реальным, причем его воображение было настолько живым, что когда он «гладил собаку, то реально ощущал ее шерсть».

Ирония судьбы в том, что вскоре после этого в школе, где учился мальчик, был объявлен конкурс сочинений в поддержку инициативы «Неделя доброго отношения к животным». Ученики в классе должны были написать сочинение на тему «Почему мне хотелось бы иметь собаку». После того как специальное жюри прочло и оценило все сочинения, этому мальчику присудили первую премию: он получил в подарок очаровательного щенка колли.

Будучи очевидцами всех событий, следовавших одно за другим и вытекавших одно из другого, родители мальчика признали, что в их жизни имело место нечто большее и куда более могущественное, чем владевшие ими в данной ситуации чувства. Сердца родителей мальчика растаяли, и они с радостью приняли нового четвероногого друга их сына в свой дом.

Хотя то, что произошло в описываемой истории, несомненно, можно списать на случайности и совпадения, то, что произошло потом, заставляет остановиться и пристально взглянуть на скрытый в ней смысл. После того, как женщина сказала Невиллу, что ее внук получил в награду щенка колли, она поведала ему еще нечто — «на десерт». Это и было то звено, которое увязывало все воедино. Дело в том, что все то время, что ее внук был одержим мыслью о щенке, он абсолютно ясно и точно знал, какого именно щенка хочет. Щенка колли, и никакого другого!

Одна из причин, почему эта история одновременно и трогает, и сильно впечатляет, состоит в том, что маленький мальчик смог уловить и применить на практике те простые идеи, которые он услышал в разговоре неизвестного ему мужчины (Невилла) и бабушки.

Но самое важное то, что он смог отделить философию Невилла от тех проблем, с которыми к тому обратилась бабушка. Хотя оба изъяснялись языком взрослых и обсуждали идеи применительно к миру взрослых людей, он смог вычленить основные принципы, рассчитанные на то, чтобы помочь бабушке в ее бизнесе, и применить их в своей жизни, чтобы получить столь страстно желаемого им щенка колли. Как творит пословица, «если может ребенок, то сможем и мы»!

Главное — отбросить и устранить со своего пути все суждения, оценки и убеждения, касающиеся того, что возможно, а что нет, и не препятствовать тому, чтобы этот простой основной закон реальности смог реализоваться в нашей жизни.

Хотя я и испытываю благоговейный трепет, когда люди рассказывают мне о столь ярких образчиках действия веры и убеждения, должен сказать, однако, что я редко при этом по-настоящему удивляюсь. В самом деле, если убеждение — самая мощная сила во Вселенной, то когда девятилетний мальчик в этой Вселенной получает щенка своей мечты — именно того щенка, какого он представлял, — почему мы должны ждать чего-то другого?

Секрет здесь в том, что мальчик в своем воображении поступал и вел себя так, словно щенок уже у него. То есть, он жил жизнью, обусловленной результатом своего воображения. А в этом воображении щенок был реальным.

Психолог и философ XIX века Уильям Джеймс прямо напоминает нам о том, насколько легко и просто применить этот принцип в реальной жизни: «Если вы хотите какого-то качества (в жизни), действуйте так, словно оно уже у вас. Если вы хотите нечто, ведите себя так, словно уже получили желаемое». По словам Невилла, поступать подобным образом — значит сделать «свою мечту о будущем фактом настоящего».

Понять, почему столь простые вещи, как умение вообразить, что мы гладим собаку, поверить в воображаемое и действительно ощутить под рукой ее шерсть, обладают такой силой воздействия на нашу жизнь, — значит понять саму природу реальности. Поэт Уильям Блейк считал силу воображения квинтэссенцией бытия, а не чем-то таким, чему мы предаемся в часы досуга. «Человек есть плод воображения, — сказал он, поясняя свою мысль, — которое суть Сам Бог».

Философ и поэт Джон Маккензи, описывая связь между нами и воображением, высказал такую мысль: «Различие между реальностью и вымыслом выявить не так-то просто.  Все сущее есть вымысел». Оба эти изречения объединяет одно: конкретные события вначале нужно вообразить как реализованные возможности, прежде чем они смогут стать реальностью.

Повседневным, далеким от науки языком Джеймс, Невилл, Маккензи и Блейк говорят о том, как именно можно применить в реальной жизни основной закон. В нашем XXI веке — веке микрочипов и нанотехнологий — вряд ли стоит удивляться тому, что мы не скрываем своего скепсиса, когда слышим, что перемещать атомы реальности — настолько простое дело, что даже ребенок может с ним справиться.

Для нас это выглядит слишком просто, чтобы быть истинным, — но только до тех пор, пока мы не примем к сведению то, что преподносит нам наука и что неизменно утверждают наиболее почитаемые нами духовные традиции. А они говорят: мы живем в отраженной Вселенной и сами создаем в ней отражения!..

публикацию главы из книги подготовил сайт «Сознание Новой Волны«

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Comments (1)

 

  1. Спасибо за знакомство с автором книги Греггом Брейденом . Убедительно и понятно.
    Стрела-вектор, выпущенная в наше сознание. Пришло время эксперимента: замышлять и добиться реализации.

Добавить комментарий