МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА — Серия Открытие. ШОУД 3: “Открытие 3” АДАМУС через Джеффри Хоппе (текст)

Ноябрь 21, 2013 | | Духовность без Религии, Квантовое Сознание, Мастер Света, Многомерная реальность, Новые Шаги-Практики, Переход 3D- 5D, Семья Света - обучающие программы, Технологии Нового Сознания | No Comments| 900 views

МАТЕРИАЛЫ АЛОГО КРУГА

Серия Открытие

ШОУД 3: “Открытие 3”

АДАМУС через Джеффри Хоппе

Представлено Алому Кругу

2 ноября 2013 г.

 

Перевод: PavelM

 

 

1385202_10153345489300696_1087687088_n

 

 

THE CRIMSON CIRCLE MATERIALS

The Discovery Series

SHOUD 3: “Discovery 3” – Featuring ADAMUS, channeled by Geoffrey Hoppe

Presented to the Crimson Circle

November 2, 2013

www.crimsoncircle.com

Я Есть что Я Есть, Адамус из свободного и суверенного Владения.

На этот раз у нас несколько человек — добро пожаловать, мои приветствия!

 

Наличие тела

 

Прекрасно видеть, что вас здесь так много. Какие прекрасные у вас тела! Хм… Нет, правда! Вы можете вообразить себе радость иметь тело и быть в нём?!

Я смутно могу вспомнить свою жизнь, когда у меня было физическое тело. Знаю, иногда вы проклинаете его… ругаетесь на него… Иногда оно наполнено болью, иногда оно стареет. Может быть, где-то какие-то морщинки… Но какая радость иметь физическое тело!

Я здесь занимаю на несколько минут тело Калдре, что нормально. Но мои дорогие друзья, иметь это тело… Сделайте глубокий вдох в него… О! Это не то, что делает вас человеком. Нет, тело — не то, что делает вас человеком. Нет, это — сознание. Или давайте скажем — ограниченное сознание.

Это — восприятие, исходя из которого вы действуете.

Вот что делает вас человеком. Только то, что у вас есть физическое тело, не делает вас человеком. Не только это. Вы можете уйти в космос, принести это тело с собой — это не то, на что там смотрят. Там смотрят на восприятие, которое у вас есть, на уровень вашей осознанности.

Но какая удивительная вещь — иметь своё тело! Вы можете быть чувственными — и даже сексуальными, Эдит…

ЭДИТ: Даже не сомневайся!

АДАМУС: Да, спасибо. Мы только разговаривали… Рад снова видеть тебя, моя дорогая… (целует Эдит руку)

ЭДИТ: Спасибо…

АДАМУС: Иметь то, что называется телом… Сделайте в него вдох на минуту… О, напитайтесь им… найдите в нём удовольствие… Тело… да… поскольку оно вам понадобится. У вас ещё много лет впереди на этой планете. Хорошая новость, не так ли Ларри? Ты улыбаешься, Ларри… Как у тебя с изобилием, Ларри?

ЛАРРИ: Хорошо…

АДАМУС: Хорошо… Продолжай думать об этом, оно придёт к тебе…

Итак, сделайте вдох в него — у вас ещё много лет на этой планете. Нет, вы не собираетесь её вскоре покинуть в какой-то момент… Хотя время от времени вы спрашиваете себя насчёт этого… Думаете об этом: «О, какое облегчение выйти из этого человеческого сознания!»

Нет, вы просто выходите из своего тела, и затем всё равно берёте с собой человеческое сознание. И кстати, это знак почитания.

Вы уходите в другие сферы, в сферы Ближней Земли и говорите: «Я только что прошёл ещё через один биологический опыт человека».

Они приветствуют вас, да. Вы уходите в другие измерения с какими-то инопланетными существами… Это такая честь побывать воплощённым человеком. Так что дышѝте в своё тело, любѝте его, выражайте ему свою признательность.

 

Адамус

Эта грань Сен-Жермена, то, что называется Адамусом — или Áдемусом — она нравится мне… Это что-то вроде совместного творения — вашего, шамбра, и моего. У меня было желание сделать это, но у меня не было группы, с которой можно сделать это — пока не появились вы.

И тогда мы создали Адамуса. Разве не удивительно? (кто-то говорит «Да…») Да, да… Только для двоих… Для троих… Линда вроде как размышляет над этим… Должно быть, она колеблется…

Нет, мне нравится эта персона Адамуса, эта грань Сен-Жермена. Поскольку, знаете, сейчас есть много посланников у Сен-Жермена. У некоторых из них есть со мной соглашение или контракт.

Другие пытаются вчувствоваться в меня и вчувствоваться в эту сущность… Но тот Сен-Жермен немного скучен… Если вы читали… (кто-то кивает головой, Адамус смеётся) Ты уже читала какие-то книги… Должен сказать — и тут я не слишком увиливаю от своей ответственности, — но должен сказать, что скучен, вероятно, не сам Сен-Жермен.

Знаете, временами в этом духовном путешествии присутствует такая зажатость, такое почитание — в чём-то неправильное почитание… Так что быть в состоянии вырваться из этого как бы скучного Сен-Жермена — для меня это такое облегчение!

Я могу приходить сюда, могу впрыгивать в тело Калдре, могу одновременно находиться также в теле большинства из вас. Я могу быть радостью, могу быть смехом. Могу быть раздражающим, могу быть несносным… И погодите ещё…

ЛИНДА: Всем… да, всем.

АДАМУС: У нас с вами впереди много времени.

САРТ: Вот дерьмо…

АДАМУС: Адамус является совместным творением — вас и меня. Это та часть вас, которой по-настоящему нравилось вырваться и быть раздражающей, быть непослушной, делать всё то, что обычно не ассоциируется с тем, чтобы быть духовными.

Но есть этот взгляд, это наложение, как именно должны выглядеть духовные люди. Я расскажу вам, и мы сегодня обратимся к этому. Вы не попадёте на небеса на этой духовной машине. (небольшой смех) Ничего не получится.

Я покажу вам, почему, и почему не получится.

Итак, приятно быть здесь с вами и веселиться. Те из вас, кто подключился сегодня к трансляции впервые! Сегодня я буду шутить. (аплодисменты)

Потому что Адамус — это вы и я, правильно? Сегодня я буду провоцирующим, что часто называют… Несколько человек засмеялось… что часто называют «раздражающим». Почему? Потому что вы хотели этого — мы хотели этого. Потому что мы должны найти выход из ситуации. Сегодня мы, разумеется, посмотрим на это.

И те из вас, кто сейчас подключился к трансляции, думая, что получит приятное духовное послание — нет, мы будем резкими. Временами мы будем довольно грубыми. Мы будем делать то, чего вы никогда не ожидали от духовной группы… если не считать оргию… (смех) Но в остальном мы выйдем сегодня за рамки духовной коробки.

Поэтому я серьёзно прошу тех из вас, кто смотрит в первый раз или даже во второй — смотрит и думает: «Куда я попал? Что они здесь делают?» — пожалуйста, постарайтесь досмотреть это до конца. Потому что это — ваша история. От скуки — к просветлениям. Хм… Да, в самом деле… (небольшие аплодисменты)

Мы здесь всё делаем немного по-другому — потому что вы позволяете это. Некоторые из вас позволяют это… Я заметил, что сегодня здесь вас не так много.

Вы всегда думали, при всей глубокой мудрости, мудрости эпох, которая приходит через шоуды — вашей мудрости, и со мной она передаётся как послание обратно к вам, — вы всегда думали — при всей глубокой мудрости, которая присутствует здесь, которая принесёт в это ваше воплощение радость, которая избавит вас от необходимости снова повторять такую жизнь ещё 30-40-50 раз,….

с тем юмором, с каким мы делаем это, с удивительной мудростью — всё бесплатно на ежемесячных шоудах, — вы всегда думали, что за этими дверями будет стоять очередь, тянущаяся за дверь, вниз по каньону, в Денвер, и оттуда в Канзас, только и ждущая, чтобы услышать — разве не так?

Разве не так? (один человек говорит «Да») Да, да… То есть вы всегда думали, что здесь будет национальное телевидение с его фургонами со спутниковыми тарелками, снимающими это — из-за невероятно глубокой простоты, которую вы сейчас открываете…

ЛИНДА: NSA, тем не менее, здесь… (смех) (NSA — Агентство национальной безопасности США — прим. пер.)

АДАМУС: Возможно, они узнали что-то… (небольшой смех)

Вы всегда думали, что это будет стоить как минимум 1200 долларов — посетить это занятие, дотронуться до руки… (протягивает кому-то руку) давай, сегодня бесплатно… (смех) …дотронуться до руки Адамуса, которым, на самом деле, являетесь вы…

Вы думали, но — нет. Я сейчас смотрю на аудиторию, и понятно, в прошлом месяце это были плюшевые игрушки.

И вы можете представить, каково было для меня вернуться в Клуб вознесённых Мастеров и они сказали:

— Адамус, как сегодня прошла встреча?

— Хорошо, хорошо… (небольшой смех)

— Неужели! А аудитория была? Зал был полон?

— Да, конечно, конечно…

— Как они там, эти люди?

— Сегодня были довольно мягкие… (небольшой смех) И они по-настоящему восприняли послание, на удивление… (смех, Адамус смеётся)

Вы думали, что зал сегодня будет полным. Требуется дополнительно 42 минуты, чтобы добраться сюда, в Коул Крик Кэнион. Дополнительные 42 минуты ради вашего просветления.

Вы думали… Но нет — некоторые люди не хотят выделить даже 10 минут из своего графика — из своего графика хаоса, из своего графика драмы, из своего графика чего угодно. Они и трёх минут дополнительно не выделят, чтобы доехать сюда.

Когда я сегодня открыл глаза и увидел, что зал заполнен наполовину отважными пиратами, я сказал себе: «Адамус, Сен-Жермен, Шекспир…» — все остальные мои имена… Я сказал себе…

Это, кстати, довольно запутанно… Я сказал себе: «Что делать с этой маленькой, но отважной группой, которая собралась сегодня?» У нас есть пара часов, чтобы поговорить о просветлении. Что делать?»

Я на мгновение задумался и сказал: «Адамус, а что бы ты делал — не шамбра, находящаяся здесь, но что бы ты делал как человек, когда остальных нет?» Что вы делаете в вашей повседневной жизни, когда других рядом нет?

Что вы делаете, когда вы здесь, возможно, с кем-то, а другие… Что вы делает, когда собираетесь всей семьёй, а кого-то из членов вашей семьи там нет? Что вы делаете? (кто-то говорит: «Мы говорим о них») Вы говорите о них. И это то, что мы будем делать сегодня. Мы посплетничаем. (смех и аплодисменты)

 

Сплетни о шамбре

 

Мы будем сплетничать. (небольшой смех) Это же не предосудительно — вы можете быть просветлёнными и при этом сплетничать.

На самом деле, чем больше вы просветлённые, тем больше вы сплетничаете, тем более смешным это оказывается. Почему? Потому что тогда в этом нет грязи — это смешные истории, очень смешные истории.

Итак, давайте сегодня посплетничаем о тех, кого здесь нет. (небольшой смех) Сделайте глубокий вдох, выберитесь из духовного напряжения, которое, возможно, у вас есть на этот счёт. Дорогая Линда, не могла бы ты встать на минуту… Дорогая Линда так старается не сплетничать…

ЛИНДА: Я хорошая…

АДАМУС: Она очень старается не сплетничать, но иногда требуются все её силы, чтобы сдержать её язык.

Хотя её разум не слишком сдерживается… Она очень старается, но сегодня у тебя есть лицензия посплетничать. У тебя, Линда, у вас, шамбра, которая находится здесь, и у тех очень немногих, кто слушает нас он-лайн сегодня…

Я вижу, вас совсем немного, но далеко не столько же… Вы так заняты, что не можете настроиться сегодня на своё просветление — те, кто не здесь… Те же, кто здесь, пожалуйста, присоединяйтесь к нашим сплетням. Мы будем говорить про шамбру, да…

Линда, тебе потребуется микрофон… Мне будет нужна доска… Так что мы сможем собрать всю суть этого… (освобождает место у доски) Держи… (передает подставку Дэвиду) Самую суть шамбры…

Итак, на мгновение вчувствуйтесь в то, что вы думаете о шамбре… Мы сделаем здесь некую композицию — обобщённый портрет шамбры… С прекрасной… (Адамус рисует человечка) Не уверен, улыбка это или смех…

Так что там насчёт шамбры? Тут только мы…

Линда, не могла бы ты отнести микрофон туда, отважным пиратам, которые находятся здесь. Давайте поговорим об атрибутах шамбры с точки зрения таких вещей, как… (пытается поднять боковые кронштейны у доски)

Ангельские крылья… о, да!

Можно нам немного скотча… Да, очень умно… С точки зрения их устремлений — какие у шамбры устремления? (обращается к Линде) Подожди пока… С точки зрения их убеждений — во что они верят? С точки зрения их истины — в чём их истина? Другими словами — что для них является истиной?

С точки зрения… (снимает рисунок с доски и передает его Линде) Не могла бы ты приклеить это сюда… наверх… Всего-то и нужно сделать…

ЛИНДА: Как это сложно… (Линда приклеивает на кронштейн рисунок Адамуса)

АДАМУС: С точки зрения их реальности… Что там насчёт шамбры? Хм… (пишет) Обобщённая шамбра… Вы знаете, как иногда делают обобщённый портрет людей, совмещая в нём все особенности. Есть такие, кому неловко сплетничать?

Мы можем выключить камеры, микрофоны, всё остальное… Выключить свет… да… (Адамус смеётся) Хотите надеть на голову мешки? (небольшой смех) Я вдруг почувствовал, как в зале обрушилась энергия… Уххх! Нет-нет — всё в порядке, они не возражают. Их здесь нет, так что мы можем говорить о них.

Итак, Линда, не могла бы ты взять микрофон… Давайте начнём. Подумайте об этом с точки зрения того, какие у них устремления? Давайте начнём с этого… Устремления шамбры…

ПОЛ: Я бы сказал, что большинство шамбры чувствует, что они, наконец-то получают ответы.

АДАМУС: Получают ответы… Хорошо.

ПОЛ: Да.

АДАМУС: Наконец получают ответы… Хороший момент. А ты, Пол?

ПОЛ: Почти наверняка!

АДАМУС: Почти наверняка… Какой самый лучший ответ ты получил?

ПОЛ: Да.

АДАМУС: Хорошо. А каким был вопрос?

ПОЛ: Не имеет значения. (Адамус усмехается)

ЛИНДА: О!

АДАМУС: Мудро, студент… (Адамус смеется)

Хорошо! Хорошо… (небольшие аплодисменты)

САРT: Он получает награду Адамуса!

АДАМУС: Отлично… Хорошо…

ПОЛ: Спасибо.

АДАМУС: Шамбра…

ЛАРРИ (отодвигает доску в сторону): Ты загораживаешь людям, о которых мы сплетничаем.

АДАМУС: Какие у них устремления? Какая у них реальность? Какие у них истины? Какие у них духовные истины? Хорошо… пожалуйста, встань… Выходи сюда… я какое-то время тебя не видел…

КЕРРИ: Ко мне столько внимания… (Адамус смеется, Керри останавливается на полпути) Так сойдёт или до конца идти?

АДАМУС: Нет, давай до конца…Уж если мы сплетничаем, то у них должна быть возможность видеть, кто говорит. Скажи мне…

КЕРРИ: Каким был вопрос?

АДАМУС: Вопрос такой — расскажи мне про шамбру.

КЕРРИ: Шамбра хочет… Одинокие женщины хотят переспать!

АДАМУС: Да, подожди…

КЕРРИ: Я скажу тебе правду…

АДАМУС: Дай мне… я должен записать это.

КЕРРИ: Я слышу это постоянно…

АДАМУС: Что ж, я напишу всё, как есть.

КЕРРИ: Это правда…

АДАМУС: Это одинокие женщины или замужние женщины?

КЕРРИ: Я с парнями не разговариваю. Вероятно, они тоже хотят этого. Должно быть, они получают это — не знаю. (небольшой смех)

АДАМУС: Так ты говоришь, что только женщины хотят переспать, но не мужчины?

КЕРРИ: Я с парнями не разговариваю.

И они все с парами — здесь нет ни одного одинокого. Все они с кем-нибудь. Ты видишь здесь одинокого… О, Сарт, извини… Подожди… (Адамус смеется) Извини… Но нет, я слышу от женщин, от моих девчонок…

АДАМУС: Девчонки… ладно.

КЕРРИ: Они хотели бы получать немного время от времени…

АДАМУС: Девчонки… Получать немного чего?

КЕРРИ: Я им говорю — выберетесь из разума!

АДАМУС: Получать… Я не всегда понимаю современные выражения…

КЕРРИ: Это так…

АДАМУС: Получать немного… (пишет) Ладно. Почему «немного»? Почему не…

КЕРРИ: Это так верно!

АДАМУС: Полагаю, ты говоришь об изобилии? Отчего не «очень много»?

КЕРРИ: Потому что они влезают в голову и начинают: «Мне нужна моя половинка. Он должен быть идеальным и духовным».

АДАМУС: А, «нужна половинка». Ладно. Какое отношение это имеет к «получить немного»?

КЕРРИ: И я о том же… (смех, Кэрри смеется)

АДАМУС: «Нужна половинка»… (записывает) И… «Получать немного»… А ты?

КЕРРИ: Ты же не заскочил ко мне… (смех Адамуса и аудитории) А я ждала…

АДАМУС: Я заскакивал, но ты спала.

КЕРРИ: Ты же не приходил танцевать у моей двери…

АДАМУС: Ты спала и храпела.

КЕРРИ: …или что угодно.

АДАМУС: Не очень привлекательно — с храпом… Со сном всё было в порядке. А что ещё? Что ещё насчёт шамбры?

КЕРРИ: Что ещё насчёт шамбры?

АДАМУС: Что ещё насчёт шамбры? Поскольку я слышал, ты…

КЕРРИ: Она слишком много думает!

АДАМУС: Она слишком много думает.

КЕРРИ: Слишком много думает… чересчур много.

АДАМУС: Слишком много думает. Ладно. А о чём они думают?

КЕРРИ: И я не приукрашиваю это. Так что если ты спросишь, я отвечу.

АДАМУС: Нет, мы сегодня сплетничаем… «Слишком много думают»… О чём они слишком много думают?

КЕРРИ: О своём просветлении.

АДАМУС: Как переспать… (усмехается)

КЕРРИ: Да, да! Они не признаются…

АДАМУС: Верно.

КЕРРИ: Они мне потихоньку сказали это, поскольку я вижу это у них постоянно.

АДАМУС: Верно.

КЕРРИ: И я вытащила это из них…

АДАМУС: Верно.

КЕРРИ: …эти настоящие желания.

АДАМУС: Да.

КЕРРИ: Но потом они как бы: «Почему у меня не может быть изобилия?»

АДАМУС: Что ты говоришь им, когда они говорят: «Дорогая мастер Кэрри, я ищу новый чувственный физический опыт»?

КЕРРИ: Я говорю, во-первых, пропусти пару стаканчиков…

АДАМУС: Так…

КЕРРИ: Заведи подружку вроде меня…

АДАМУС: Верно.

КЕРРИ: Возьми меня с собой, и я наверняка найду тебе кого-то.

АДАМУС: В самом деле?

КЕРРИ: Да.

АДАМУС: Да, хорошо.

КЕРРИ: Уверена, тебе не нужна помощь такого рода…

АДАМУС: Я не хожу на вечеринки.

КЕРРИ: Да…

АДАМУС: Хорошо. Так что… мы туда не пойдём… Итак, они слишком много думают… А о чём они думают?

КЕРРИ: Помимо секса, о своём просветлении и почему у них нет изобилия.

АДАМУС: Нет изобилия… Ладно.

КЕРРИ: Их паршивые мыслишки, как я это называю, Ларри…

АДАМУС (пишет): «Нет изобилия»…

КЕРРИ: Паршивые мыслишки…

АДАМУС: А что они думают о своём просветлении?

КЕРРИ: Они говорят: «Что за чёрт! Все эти годы я ходила на все эти семинары, и у меня по-прежнему нет денег».

АДАМУС: Само собой!

КЕРРИ: Само собой!

АДАМУС: Хорошо… А почему ты думаешь, что они хотят просветления? По их мнению, чем является просветление?

КЕРРИ: Они сели на этот поезд очень давно, и они хотят, чтобы он продолжал трястись по рельсам… Думаю, они не слишком глубоко задумываются об этом.

АДАМУС (пишет на доске): «Не слишком глубоко»… Не возражаешь, если я запишу кое-что из этого? «Они слишком много думают», но…

КЕРРИ: Счёт я тебе пришлю…

АДАМУС: …»Не слишком глубоко». Отлично, спасибо — у нас здесь получается хороший список. Хорошо, спасибо.

КЕРРИ: Пожалуйста.

АДАМУС: Линда?

ЛИНДА: Я была готова…

АДАМУС: Хорошо… Спасибо, Кэрри.

КЕРРИ: Пожалуйста.

АДАМУС: Ты как бы раскрыла это — теперь это становится чуть более оживлённым… Хорошо, хорошо… (небольшие аплодисменты) Мы знали, что можем рассчитывать на тебя.

Ладно, что ещё? У нас здесь появляются хорошие моменты. Мы начали немного с макио, но теперь у нас появляется хороший материал. Ладно, что ещё?

ЛИНДА: Я хочу дать микрофон нашей очень, очень знаменитой и особенной гостье — Патриция Абердин, автор книги «Сознательные деньги».

АДАМУС: О!

ЛИНДА: Поскольку все эти проблемы с изобилием…

АДАМУС: Тебе платят за такое позиционирование товара?

ЛИНДА: У этой дамы есть ответы.

АДАМУС: Ты получаешь комиссионные за скрытую рекламу?

ЛИНДА: Да, она присылает мне благословения…

АДАМУС: Хорошо.

ЛИНДА: Здесь идёт обмен благословениями…

АДАМУС (обращается к Патриции): У тебя есть с собой экземпляр книги? Мы могли бы подержать его перед камерой… (Патриция качает головой)

ЛИНДА: Она называется «Сознательные деньги». Патриция Абердин!

АДАМУС: Хорошо… Дорогая Патриция, что там насчёт шамбры в нашем…

ПАТРИЦИЯ (кричит): Они хотят быть знаменитыми!

АДАМУС: О, да! Они хотят быть знаменитыми. На самом деле, хотят! И хотят, и не хотят…

Хотят быть знаменитыми… А они знамениты?

ПАТРИЦИЯ: Нет. Именно поэтому ты откопал меня… (оба смеются)

АДАМУС: А что это за…

ПАТРИЦИЯ: А я даже не знаменита!

АДАМУС: А с чего они хотят быть знаменитыми?

ПАТРИЦИЯ: Ну, это подтверждение. Это означает, что вас любят. Вы…

АДАМУС: Мне нравится это…

ПАТРИЦИЯ: Посмотрите на Ким Кардашян. Разве вы можете сомневаться, разве можете спрашивать?.. (Ким Кардашян — американская актриса и фотомодель. — прим. пер.)

АДАМУС: Какой хороший пример для подражания!

ПАТРИЦИЯ: …С чего вдруг?

АДАМУС: Да. Итак, подтверждение… Отлично. Подтверждение на каком уровне?

ПАТРИЦИЯ: Ну, это зависит от группы. (смеётся)

АДАМУС: Да-да.

ПАТРИЦИЯ: Зависит от того, кто считает вас знаменитым.

АДАМУС: Да. Подтверждение — это что-то вроде этого человеческого Я — то, что я называю маленьким человеческим Я, — которое пытается ощущать себя большим человеческим Я. И оно хочет подтверждения от других. Оно хочет… Эта часть хочет входить в комнату, и сразу все…: «О-о-о! А-а-а!»

ПАТРИЦИЯ: «Представляем вам…» — неважно кого…

АДАМУС: И затем подтверждение от самого себя, конечно же. Подтверждение: «О, я сделал это! Поскольку я знаменитый, я сделал что-то грандиозное, из-за чего меня отметили. Поскольку я знаменитый, то я вроде как должен быть просветлённым. Немного… И поскольку я знаменитый, то вероятно, у меня будут какие-то деньги, и у меня воцарятся счастье и мир».

ПАТРИЦИЯ: Конечно.

ЛИНДА: Секс, вероятно, тоже…

АДАМУС: И секс, да. Насколько хорошо это работает?

ПАТРИЦИЯ: Ну, иногда работает… Работает иногда… для кого-то…

АДАМУС: Да, да.

ПАТРИЦИЯ: А затем, спустя какое-то время, вероятно, небольшая катастрофа.

АДАМУС: Да… (небольшой смех, Адамус усмехается) Думаю, да, это становится немного запертым…

ПАТРИЦИЯ: Вы становитесь… Это вызывает зависимость.

АДАМУС: Да, вызывает зависимость!

ПАТРИЦИЯ: Если вы чуть менее знамениты, то тогда…

АДАМУС: Потому что всегда есть кто-то, более знаменитый…

ПАТРИЦИЯ: …»я неудачник».

АДАМУС: … если только ты не Адольф Гитлер или Чингиз-Хан.

ПАТРИЦИЯ: Верно.

АДАМУС: Обычно кто-то более знаменит. И это зависимость. Не то чтобы у меня когда-нибудь была такая проблема…

ПАТРИЦИЯ: Нет! (кто-то говорит «Нет»)

АДАМУС: Но — у меня была дурная слава. И я бы хотел сказать, что есть разница между дурной славой и славой. Хотя на самом деле её нет — это просто приятный способ изложить это. Но — зависимость. Люди хотят быть знаменитыми, и это зависи… (произносит по буквам, пытаясь написать слово на доске)

ЛИНДА: Что? Почему ты застрял на этом?

АДАМУС: Попробуй сама всё это выполнить….

Это своего рода зависимость, и это безумие. И затем люди смотрят в зеркало и говорят: «Должно быть, я сделал что-то важное в этой своей жизни». Так будет ли правильно сказать, что большинство шамбры… Они знамениты или не очень?

ПАТРИЦИЯ: Не очень знамениты.

АДАМУС: Не очень знамениты. И тем не менее, как ты думаешь, они ищут славы?

(кто-то говорит “Нет”)

ПАТРИЦИЯ (вздыхает): Кто-то сказал — «нет». Ладно…

АДАМУС: Хорошо, не очень знамениты. Сколько здесь — вы можете ответить только себе — сколько из вас здесь мечтали или стремились быть хоть немного известным? Совсем чуть-чуть… То есть это естественно. Естественно…

Если вы посмотрите с другого ракурса, то частью этого является также гордость за то, что вы сделали, и признание, что другие люди признают то, что вы сделали. Но это может оказаться ловушкой.

 Сколько здесь — и вам не нужно поднимать руку, потому что мы просто сплетничаем между собой — сколько из вас здесь думали в какой-то момент в прошлом: «О, я стану просветлённым. Я буду вроде как прямо там, вместе с Иешуа, Буддой и Кутхуми…»

Не с Сен-Жерменом — никто не сможет так возвыситься! (смех) «Но я там буду, и да, я буду Мастером, учителем, целителем… Бац — исцелён! Ух ты! Везде, где я иду, люди начинают: «Прошу, исцели…»

И в некотором смысле, это интересно, поскольку что-то есть в том, чтобы помочь тем, кто действительно готов принять помощь. Но в некотором смысле, это… Я скажу это, я помечу это — это является силой.

И я только что закончил в Колумбии говорить о силе, и я просил шамбру, которая была там, вытащить из-под себя ковёр силы, жить без присутствия силы, без силы. Это удивительный способ жить! Вы начнёте открывать, сколько конфликтов и проблем являются следствием силы.

Отлично. Спасибо.

ПАТРИЦИЯ: Тебе спасибо.

АДАМУС: Давайте продолжим наш кружок сплетников… Что ещё относится к шамбре? Подумайте применительно к тому, чего они желают… какова их реальность… какие у них духовные истины? Что происходит с шамброй?

ЛИНДА: Я иду к другому специалисту…

АДАМУС: О, да…

МАРТИ («MOFO»): Мы лучше всех в мире по дыханию!

АДАМУС: Скотозаводчики… Хорошие скотозаводчики… О! (смех) (имеет в виду схожесть слов breathers и breeders — соответственно специалист по дыханию и скотозаводчик. — прим. пер.)

МАРТИ: Нет, нет, нет! (кто-то кричит “Дышать!”) Дышать!

АДАМУС: Те, кто дышат… Лучшие по дыханию…

МАРТИ: Те, кто дышат…

АДАМУС: Лучшие по дыханию. Хорошо…

МАРТИ: Сделай со мной вдох…

АДАМУС: Те, кто дышат… Хорошо. Почему так, Moфo? Лучшие по дыханию — почему?

МАРТИ: Огромная практика.

АДАМУС: Огромная практика…

МАРТИ: Да.

АДАМУС: Да. Как ты думаешь, что происходит, когда большинство шамбры… Когда их просят дышать в группе, как эта, — что происходит?

МАРТИ: Естественное открытие… Оно наступает естественным образом…

АДАМУС: Да.

МАРТИ: Все остальные советы…

АДАМУС: Как думаешь, куда они движутся?

МАРТИ: К своему истинному Я…

АДАМУС: В самом деле? То есть — в самом деле? (Адамус усмехается)

МАРТИ: Это самый простой способ добраться до своего центра благодаря всем тем советам, которые ты даёшь нам и мы даём себе. Это легче всего сделать. Это работает каждый раз. Это вещь!

АДАМУС: Точно, это легко… да.

МАРТИ: Да.

АДАМУС: Вместо всех этих мантр и пения, когда вы вспоминаете определённые строчки, фразы или что-то, это довольно легко. К сожалению — между нами, мальчиками — должен сказать, что большую часть времени, когда шамбру просят подышать, они сразу выходят из своего тела.

Они не делают осознанного дыхания. Дыхание даёт им право на какое-то время уйти. Они уходят в страну мечтаний.

МАРТИ: Отбывают…

АДАМУС: Это приятно… Они не делают осознанного дыхания, настоящего сознательного дыхания, которое пробуждает чувство — не мысль, а ощущение ‘Я существую’. «Подышите на это! — Ух ты…» — и очень многие из них выходят… Но это нормально.

По крайней мере, это передышка. По крайней мере, они не становятся по-настоящему ментальными. По крайней мере, они расслабляются. По крайней мере, происходит какое-то изменение в биологии, когда мы произносим слово «дышите». Это похоже на гипнотическое «Дышите…» — «Ладно…»

Хорошо… «Лучшие по дыханию»…

МАРТИ: Угу.

АДАМУС: Да, а что ещё? Что ещё насчёт шамбры?

МАРТИ: Мы думаем, что мы лучше всех. (смех)

АДАМУС: A! Мне это нравится…

МАРТИ: Я имею в виду — не высокомерно…

АДАМУС: Нет…

МАРТИ: Я…

АДАМУС: Нет!

МАРТИ: Нет-нет! (смех)

АДАМУС: Нет! (Адамус усмехается)

 

МАРТИ: Мы какие-то офигенные ангелы!

АДАМУС: А кто они, по-твоему…

МАРТИ: Это не бахвальство, поскольку это истина…

АДАМУС: Конечно, нет… Нет, на самом деле, у этого «лучше других» есть интересная динамика — хорошая динамика. Но очень многие говорят: «Стыдно думать, что ты лучше!» Но почему? Почему нет?

МАРТИ: Точно.

АДАМУС: То есть — Я Есть что Я Есть. Я ничего не могу поделать!

МАРТИ: Да! (смех)

АДАМУС: Мне жаль, что тебе не повезло…

МАРТИ: Я ничего не могу поделать — я чертовски хорош!


АДАМУС: Я Есть что Я Есть! Так что — да. И вопрос, который у меня есть к тебе… Очень часто они думают, что они лучше других, и я специально играю в это.

Мне нравится это. И мне нравится говорить шамбре, что я люблю работать с ними, потому что я действительно люблю. И было бы действительно скучно работать с другими группами. Правда!

Но вопрос, который я задаю себе порой — а это не конфетка? А это не лёгкий наркотик — немного кокаина на день… Не является ли это некой эйфорией, чтобы в очередной раз поддержать их, когда они выйдут отсюда и столкнутся с жизнью? Не знаю…Я не выношу никаких суждений. (небольшой смех)

И разве это плохо — думать: «Я отличаюсь от других… Отличаюсь так, как нравится мне и как ценю я — даже если они этого не делают»?

МАРТИ: Точно.

АДАМУС: Да, я лучше. Да, очень интересное наблюдение. А как ты себя ощущаешь?

МАРТИ: Хм…

АДАМУС: Скажем, ты идёшь завтра в церковь — чего не произойдёт, но давай скажем, что ты ходил. Ты входишь в двери церкви, и там священник, который делает свои священнические дела. Будешь ли ты думать: » Пф, я лучше этого!»?

МАРТИ: Очень интересно, что ты говоришь это.

АДАМУС: Я знаю… Всё, что я говорю, довольно интересно!

 

МАРТИ: Для начала, я бы не сделал этого через дверь, потому что на входе меня, наверное, поразит молния… На самом деле, буквально вчера я был на похоронах, на службе… И когда священник говорил своё: «Мы — дети Божьи, он дал вам жизнь…», и всё такое, то я просто… очень интересным было то, что проходило через меня. Потому что это не было: «пффф, псст, чсст». Но это было! (смеётся)

АДАМУС: Я не совсем понял это… Что это было?

МАРТИ: Это было: «пффф, псст, чсст».

АДАМУС: А-а! Да…

МАРТИ: Да.

АДАМУС: Это вроде WTF,, но твоё мне нравится больше. (WTF — аббревиатура для What The Fuck! — что за хрень! — прим. пер.) Не мог бы ты сделать это ещё раз, чтобы мы проиграли это на видео ещё раз в следующем месяце?

МАРТИ: Конечно! «Пффф, псст, чсст…» (смех, небольшие аплодисменты)

АДАМУС: Как это просто!

МАРТИ: Просто, как дышать…

АДАМУС: Вижу, как Вики или кто там будет редактировать, проигрывает это снова, и снова, и снова.

МАРТИ: Мы могли бы превратить это в песню…

АДАМУС: О, да! Хорошо… А что случилось на похоронах после твоих этих… пффф, псст, чсст?

МАРТИ: То же, что и всегда. Все были, знаешь…

АДАМУС: Вне своего тела…

МАРТИ: Да.

АДАМУС: Так всегда на похоронах — очень заметно вне своего тела, да…

МАРТИ: А потом все медленно просачиваются обратно к той же старой обычной для них круговерти…

АДАМУС: Да, это интересно — я изредка заскакиваю на какие-то похороны… Только чтобы посмеяться.

МАРТИ: Смеха ради…

АДАМУС: У вознесённых Мастеров всё немного запаздывает… (небольшой смех) Я заскакиваю, и это очень интересно, потому что на похоронах присутствует некое восприятие, некая видимость печали.

Иногда так и есть на самом деле… Как-нибудь пойдёмте со мной… мы должны сделать DreamWalk на чьи-нибудь похороны… (небольшой смех)

Как-нибудь пойдёмте со мной — люди думают о том, что у них будет на ужин… Они думают о своём отдыхе… Они думают о сексе… Они думают о… Да, в церкви, на похоронах! Они думают обо всём этом — и очень много вины.

Там очень много вины, их вины… На самом деле, они не думают: «А как там Боб? Как там дела у Боба на другой стороне?» Они боятся узнать, что Боб сейчас сидит рядом с ними, и Бобу совсем невесело… (небольшой смех)

 

Хорошо… Что-нибудь ещё? Что-нибудь ещё для списка наших сплетен?

МАРТИ: Это как бы завершает… Наверное, я многих обидел…

АДАМУС: Всё в порядке, всё нормально.

МАРТИ: Их здесь нет…

АДАМУС: Их здесь нет…

ЛИНДА: Чьи это были похороны?

МАРТИ: Секретаря из офиса…

АДАМУС: Возможно, единственная причина, по которой я это делаю, в том, что отныне им, разумеется, лучше находиться здесь — иначе мы будем говорить о них.

МАРТИ: Это научит их.

АДАМУС: Это научит их… Хорошо, спасибо! Давайте сделаем ещё несколько…

ЛИНДА: Ладно.

АДАМУС: Ничто не сравнится со сплетнями шамбры. Что там насчёт шамбры, что по-настоящему раздражает тебя?

ЛИНДА: Изначально вопрос был другим… (смех)

МИШЕЛЬ: Да!

ЛИНДА (смеётся): Изначально вопрос был другим!

АДАМУС: Я развил его… Что там насчёт шамбры — точка.

МИШЕЛЬ: Мы все ждём нашего просветления — каждый месяц…

АДАМУС: О-о!

МИШЕЛЬ: Мы ждём, ждём, ждём…

АДАМУС: Да.

МИШЕЛЬ: И затем мы легко отвлекаемся.

АДАМУС: Да.

МИШЕЛЬ: Но думаю, мы очень привержены…

АДАМУС (пишет на доске): «Ожидание просветления».

МИШЕЛЬ: Как бы «Где оно? Когда?!»» (кто-то кричит: «Когда?!») Да! К 2012 году… к 2013…

АДАМУС: Но знаешь, это уже наверху моего списка.

МИШЕЛЬ: …к 2020 году…

АДАМУС: Что там насчёт шамбры?

— Она вся в ожидании. То есть все они в ожидании. Я могу танцевать здесь какое-то время — не всегда, но на какое-то время.

Я могу отвлекать, потому что это моя работа, к слову…

Какое-то время я могу отвлекать, но они всё ожидают.

Я возвращаюсь с многочисленных встреч, отправляюсь в свой замок — один из очень-очень многих замков… (кто-то смеётся) И вижу, что они всё ожидают! Я не возражаю — на худой конец, я развлекаю себя… Но они всё ожидают. Да… Почему?

МИШЕЛЬ: Потому что это самое важное для нас?

АДАМУС: Нет, почему вы ожидаете? Почему вы не делаете?

МИШЕЛЬ: Почему мы не делаем…

АДАМУС: Да-да…

ЭДИТ: Потому что он необыкновенный любовник!

АДАМУС: О, спасибо. Шшш! Не рассказывай, Эдит. Эдит не хочет своего просветления, потому что думает, что я не загляну к ней ночью и…

ЭДИТ: Ты не знаешь, чего я хочу…

АДАМУС: Ты на днях прошептала мне это на ухо.

ЭДИТ: Может быть, я лгала…

АДАМУС (смеется): Хорошо…

Так зачем ждать? Зачем ждать?

МИШЕЛЬ: Не знаю… Думаю, может быть, мы ждём какого-то волшебного момента, когда всё мгновенно изменится.

АДАМУС: Да.

МИШЕЛЬ: Ты просыпаешься и ощущаешь себя по-другому: ты ощущаешь соединённость… ты любишь себя….

АДАМУС: Да.

МИШЕЛЬ: Тебе безразлична твоя слава… Тебе безразлично что угодно, потому что ты такая… не знаю…

АДАМУС: Да, давай здесь и остановимся — вам всё безразлично.

МИШЕЛЬ: Хорошо…

АДАМУС: Нет, действительно…

МИШЕЛЬ: Да, я…

АДАМУС: Нет, действительно. Я имею в виду — действительно! Вам безразлично что угодно — точка. Может быть, это маленький секретный ключ в нашей игре в сплетни — вам просто всё безразлично.

Большинство людей сказало бы: «Это звучит ужасно. Это звучит так скучно. Тебе не должно быть всё безразлично.» В самом деле? То есть представьте на секунду, что из вашей жизни убрали силу, что вы перестали играть в игры силы.

Сила повсюду — она в политике, она в деньгах, в бизнесе, в ваших отношениях с другими, везде.

 

 

 

 

Все играют в силу.

Сила возникла, поскольку существовало убеждение, что энергия существует в ограниченном количестве, и вы должны были украсть её у кого-то другого, потому что вы, конечно же, не стали бы утруждать себя заглядыванием внутрь себя ради энергии, сознания или ответов. Поэтому это положило начало всей этой игре в силу, которая никогда не останавливалась.

Но всё это — иллюзия.

Сила является полной иллюзией, потому что всё находится внутри, и то, что находится внутри, привлекает всю энергию, которая вам когда-либо может понадобиться. И вы никогда не должны красть её у кого-то ещё. Но все живут в этой иллюзии силы, живут в иллюзии, что вы обязаны что-то делать и что вас должно что-то беспокоить.

Я утверждаю, что вы ни черта не обязаны беспокоиться о чём-либо. Тогда вы свободны получать удовольствие от всего. Свободные от силы, не обязанные вступать в эти игры, вы можете, наконец, начать ценить наличие у вас физического тела и не беспокоиться о старении или болезнях.

Вы можете наслаждаться, находясь с другими людьми, не беспокоясь, что они украдут вашу энергию, обманут вас, солгут вам, введут вас в заблуждение и всё остальное из этого. Как легко!

Мне понравилось, когда ты сказала, что вам просто всё безразлично — точка. Но шамбра заполнит пробелы! Всегда есть — я добавлю сюда своё — то, что я называю печально известными ‘но’ шамбры…

С одним «t». (имеет в виду схожесть слов but и butt — но и задница соответственно. — прим. пер.) Есть это ‘но’ шамбры… Мы будем говорить на семинаре или беседовать в состоянии сна, и вы подбираетесь прямо — не вы, они… они подбираются прямо к порогу просветления — «Но!..»

Что я должен делать? Вытащить тачку, наполнить её всеми этими ‘но’ и на время оттащить это на другую сторону… Есть это ‘но’: «Но!..» (говорит Дэвиду, фотографу, который делает в этот момент снимок) Да, как-то так… Попробуй это ещё раз…

Там всегда есть вдохновение, всё остальное, и затем они подбираются прямо к моменту просветления — «Но!..» (Адамус смеётся)

Хорошо. Что ещё? Что ещё? Мне весело…

ЛИНДА: Подожди, у меня одно ‘но’. Я не понимаю эту вещь у Сарта…

АДАМУС: Я не хочу видеть эту вещь Сарта… Правда, не хочу.

ЛИНДА: На нём есть этот Palfinger. (Сарт повесил свой бэдж на ремешок с надписью «Palfinger») Что такое Palfinger?

САРT: Это большой подъёмный кран.

ЛИНДА: Да… (Адамус показывает ему жестом)

САРT: Я должен встать и говорить?

АДАМУС: Не мог бы ты встать, Сарт? Да, хочу убедиться, что камера видит тебя. Подойди сюда.

САРT: О, нет!

АДАМУС: О, да! Да. (Сарт смеется) Отец Сарт… Да, хорошо…

Итак, что Линда сказала про твою вещь?

САРT: Не знаю, что это было…

АДАМУС: Что за вещь?

ЛИНДА: У него Palfinger. Что, чёрт возьми, такое этот Palfinger? Звучит пугающе.

САРT: Это просто тяжёлая техника — небольшой грузовик. (смех)

АДАМУС: Не хочу слышать об этом… Действительно, не хочу! Не хочу слышать про — как ты теперь это называешь — pal finger? (досл. палец приятеля — прим. пер.)

САРT: А кто хочет!?

АДАМУС: Да, Сарт, пока ты здесь, давай двигаться дальше… Да… (Сарт занимает место Адамуса за кафедрой, Адамус замечает это) Приятно, не правда ли?

САРT: Приятно!

АДАМУС: Да, я хочу поменяться с тобой местами. Извини, Линда… (Адамус садится на стул Сарта, смех)

САРT: Урок на сегодня — каждый должен носить одну из таких маек, тогда мы будем знать, кто где находится… (показывает на свою, небольшой смех)

АДАМУС: Так что там, Сарт, насчёт шамбры?

САРT: Мне нравится часть про то, где чувствуешь себя «лучше остальных». В моей жизни сейчас, думаю, это всё ещё связано с правилами.

АДАМУС: Нет, о других шамбра… давай говорить о них.

САРT: Думаю, шамбра устала от правил.

АДАМУС: Но они всё ещё есть у них.

САРT: Да, мы по-прежнему живём с ними, но думаю, мы устали от них.

АДАМУС: Устали от правил…

САРT: Устали от правил, ищут свободу.

АДАМУС: Правила… Всё ещё в их ловушке… (Адамус пишет)

САРT: Я имею в виду, старые красный и зелёный свет — это неплохо, нам пришлось завести их… Но какие-то другие правила, которые у нас есть… (небольшой смех)

АДАМУС: Хорошо… Приведи нам пример какого-нибудь правила шамбры.

САРT: Что мы должны соответствовать…

АДАМУС: Да… Такого не будет…

САРT: И мы покончили с этим. Мы больше не должны соответствовать.

АДАМУС: «Соответствовать»… Хороший момент…

САРT: Мы привыкли к тому, что в старые времена нам за это сносили голову, но думаю, что это тоже изменилось.

АДАМУС: Да, хорошо…

САРT: Мы можем больше проливать свет… И я замечал это в ресторанах или где ещё… Я вижу людей, и их вроде как передёргивает, когда я говорю, что у меня, вероятно, было 1400 жизней, и…

АДАМУС: Да.

САРT: …но я не могу доказать это.

АДАМУС: Верно…

САРT: Но вы не можете доказать, что у вас лишь первая жизнь.

АДАМУС: Конечно… У тебя эти беседы проходят, когда ты ходишь в рестораны… (небольшой смех)

САРT: Да…

АДАМУС: Да…

САРT: Люди больше слушают — с моей точки зрения, во всяком случае.

АДАМУС: Да, хорошо.

САРT: Да.

АДАМУС: Хорошо… Что-нибудь ещё о шамбре?

САРT: Мы кучка двинутых…

АДАМУС: Кучка двинутых… Хорошо… Спасибо, Сарт. Можешь вернуть свою технику на стул…

САРT: Уверен? Я тут только начинаю… (смех)

АДАМУС: Именно поэтому… я это понял…

Ладно, Линда, ещё несколько… Ещё несколько, прежде чем мы двинемся дальше.

Сплетни о шамбре… Что там насчёт шамбры, а? Во всяком случае, выскажите, что думаете, что чувствуете в сердце. Давайте не сдерживаться.

ДЖОЙС: У неё всё прекрасно.

АДАМУС: Прости?

ДЖОЙС: Они в порядке.

АДАМУС: Они в порядке.

ДЖОЙС: Да.

АДАМУС: А что насчёт… какие у них устремления?

ДЖОЙС: Просветление… И считает, что через просветление придёт их изобилие.

АДАМУС: Да… Через просветление… оно равно знаку доллара. Просветление — это изобилие. Довольно интересный способ идти к просветлению. (Адамус смеется) А если наоборот — изобилие равно просветлению?

ДЖОЙС: Это сработало бы… (небольшой смех)

АДАМУС: (усмехаясь): Очень хорошо бы сработало!

ДЖОЙС: …если бы сначала там было изобилие.

АДАМУС: Да, а почему столько шамбры находится в стеснённом положении, буквально на краю? Может быть, не намного больше, чем людей в целом — ну, может быть, чуть больше…

Но вы всегда думали — вы чувствовали, — что шамбра, зная всё об энергии и сознании, зная физику, которую мы упоминали здесь, в этом классе, — будет дико изобильна — настолько, что даже не будет знать, что делать со всеми своими деньгами.

Они будут просто приносить их сюда и сжигать в камине, чтобы обогреть комнату — столько их будет. Сегодня я не вижу огня — гораздо меньше дров и, конечно, никаких денег.

А вы всегда думали…

Что ещё насчёт шамбры? (обращается к Джойс) Вижу, как ты мысленно отправилась туда… Что ещё насчёт шамбры?

ДЖОЙС: Мы вроде как делаем всё по-своему и не любим, когда люди говорят нам, что делать. (смеётся)

АДАМУС: Вроде как… Свой путь…

ДЖОЙС: Может быть, поэтому у нас нет изобилия, поскольку мы всегда растрачиваем его…

АДАМУС: Да, или не желаете идти работать…

ДЖОЙС: Или пробуют новый путь…

АДАМУС: Не желают идти работать..

ДЖОЙС: Это я…

АДАМУС: Не желают идти работать… Не желают идти работать… (Джойс смеётся)

ДЖОЙС: Это похоже на меня.

АДАМУС: Если я похож на заевшую пластинку, то потому, что в большинстве шамбра именно такая. Присутствует это ментальное: «Боже, я должен найти работу, чтобы заработать денег».

Кто выдумал это? Это самая большая куча дерьма, которую я когда-либо слышал в своей жизни. На самом деле, наличие работы ограничит ваше изобилие. Да! Речь не о том, чтобы оставить вашу шамбровскую задницу на диване, но вы действительно не должны работать на кого-то ещё.

Думаю, это был Тобиас, когда он сказал, что вам нужно работать на себя.

ДЖОЙС: Я работаю на себя…

АДАМУС: Да, я знаю… Я не говорю… мы говорим о шамбре.

ДЖОЙС: Хорошо.

АДАМУС: Мы просто сплетничаем о тех, кого здесь нет. Да, хорошо… Что ещё насчёт шамбры?

ДЖОЙС: Иногда они могут вас достать…

АДАМУС: Они могут вас утомить?

ДЖОЙС: Да, они могут вас утомить.

АДАМУС: Ты говоришь это мне?! Извини… (смех)

ДЖОЙС: Я бегу к машине и — домой.

АДАМУС: Да, это то, что мы называем фактором макио…

ДЖОЙС: Да…

АДАМУС: Да… Если вы задаётесь вопросом, куда мы движемся со всем этим, то я понятия не имею. (смех), Но в любом случае мы движемся — вот что важно. Мы движемся… Ладно, спасибо.

ДЖОЙС: Пожалуйста.

АДАМУС: Спасибо большое. Давай ещё двоих… Быстро… Что там насчёт шамбры? Ты там задумалась… Что там насчёт шамбры?

КЭТЛИН: Застряла…

АДАМУС: Застряла… Спасибо.

КЭТЛИН: Застряла в интеграции. «Я должен интегрировать. Я должен пройтись по своей истории…» Застряла в своей истории… в разуме.

АДАМУС: «Застряла»… и «Проработка»…» (пишет)

КЭТЛИН: Бесконечно перерабатывает…

АДАМУС: Перерабатывает… мне нравится! Хорошо… Перерабатывает. Да, в самом деле, давайте к нашей следующей встрече повесим на дверь вывеску: «Переработка не производится».

Это забавно, потому что повсюду висят знаки повторной переработки — переработка ваших бочек и банок. Да, переработка… и снова, и снова, и снова… одно и то же. Хорошо. А что ещё насчёт шамбры?

КЭТЛИН: Мы зашибательски особенные…

АДАМУС: Да, я бы не использовал это слово, но… (Кэтлин использовала слово fucking — прим. пер.) «Мы особенные».

КЭТЛИН: Почему нет? Это хорошее заявление. (Адамус смеётся)

АДАМУС: Я могу написать это на доске?

КЭТЛИН: Ради бога…

АДАМУС: Мы скажем просто: «Очень особенные». (пишет)

КЭТЛИН: Об этом есть песня…

АДАМУС: Да, хорошо…

КЭТЛИН: Я просто цитирую песню, и я не очень хорошо знаю её.

АДАМУС: Не хочешь спеть несколько строк?

КЭТЛИН: Нет, спасибо.

АДАМУС: Что ещё насчёт шамбры? Как насчёт здоровья? Что насчёт их здоровья?

КЭТЛИН: Я здорова…

АДАМУС: Нет, мы сплетничаем об остальных. Да…

КЭТЛИН: Они используют то, что вне их, чтобы попытаться восстановить баланс, вместо того, чтобы признать это за самими собой.

АДАМУС: Да… Всегда ищут исцеление где-то, когда самое простое исцеление идёт прямо отсюда. Да, хорошо. Какого рода вещи они используют? Поскольку я стараюсь притворяться, что не вижу этого… Что они используют для такого исцеления?

КЭТЛИН: Любое лечение, которое оказывается рядом.

АДАМУС (пишет): «Исцеление извне»… Приведи мне несколько примеров…

КЭТЛИН: Ну, там, акупунктура… Цветочные эссенции Баха… (гомеопатический препарат — прим. пер.) Там, масла… Всякая терапия… в любой форме.

АДАМУС: Да, и целители!

КЭТЛИН: И целители…

АДАМУС: И также очень часто — целители, чтобы привести себя в порядок.

КЭТЛИН: Да.

АДАМУС: Разумеется… Хорошо, спасибо…

Последний. Что там насчёт шамбры?

ЭДИТ: А нет ли чего-то плохого в том, когда так сплетничают?

АДАМУС: Я сказал только «сплетни» — я не определял, плохие они или хорошие.

ЭДИТ: Все сейчас наваливают туда дерьма…

АДАМУС: Разве это не здорово? Удивительно, верно? Да… Тогда ты можешь стать последней, и можешь рассказать нам…

ЛИНДА: Предпоследней… (передаёт микрофон Энди)

(обращается к Энди)

АДАМУС: Давай…

ЭНДИ: Я считаю, что совпадающее для шамбры — это быть чем-то лучшим… Мы все пришли сюда, в это место, чтобы получить свой почётный знак во Вселенной. А потом мы попадаем сюда, и это довольно паршиво.

АДАМУС: Да.

ЭНДИ: Поэтому мы приходим к людям, как ты, которые говорят: «Есть что-то получше, и это — просветление»… Или любой другой расхожий термин. Думаю, это является совпадающим для шамбры…

АДАМУС: Мне нравится…

ЭНДИ: …то, что мы ищем чего-то лучшего…

АДАМУС: Вроде связей в семье — в хорошей семье… Несомненно.

ЭНДИ: Да.

АДАМУС: Да, хорошо. (обращается к Эдит) Видишь? Было и хорошее, Эдит.

ЭДИТ: Получше…

АДАМУС: Совпадающее…

ЭНДИ: Теперь очередь Эдит…

АДАМУС: Синдром близких по духу, да… (кто-то смеётся)

ЭНДИ: Давай! (протягивает микрофон Эдит)

АДАМУС: Эдит, теперь твоя очередь. Сплетни… Сплетни совсем не должны быть, как вы называете, негативными.

ЭДИТ: Думаю, шамбра думает о том, насколько великолепно и восхитительно быть вознесённым Мастером, быть грандиозным творцом и любить себя.

АДАМУС: Хорошо… Мне это нравится, Эдит. (небольшие аплодисменты) Можешь повторить эту речь? Вознесенный Мастер… а что ещё?

ЭДИТ: Они являются грандиозными творцами…

АДАМУС: Грандиозными — да, у них способности к этому… грандиозные творцы!

ЭДИТ: …и они любят себя.

АДАМУС: Они здорово умеют любить себя! Хорошо… Мне это нравится. Спасибо!

ЭДИТ: Пожалуйста.

АДАМУС: Чертовски хороший момент, когда кто-то помещает на доску что-то приятное!..

ЭДИТ: Полностью согласна.

АДАМУС: Да! Кто-то же должен занять место защитника чести шамбры! Круто… Хорошо…

(Адамус делает вид, что бросает микрофон Линде).

ЛИНДА: Я хорошо ловлю…

АДАМУС: Итак, у нас на доске много всего. Давайте пока закончим с этим… Давайте сделаем глубокий вдох…

 

Что мы делаем сегодня?

Мы отправимся куда-нибудь с этим… Мы создаём объединённый портрет шамбры, а фактически, сплетничаем обо всех остальных. Но на самом деле это — все мы… все вы… Это каждый, каждый…

И моя мысль сегодня, когда мы составляем наш портрет — я не знаю, как вам удаётся прожить свой день.

Действительно, не знаю… Если вы посмотрите на эту доску — и это ваши ответы, — у нас есть то, что вы назвали бы хорошим, не очень хорошим… Но у нас есть то, что находится в полном несоответствии, в полном диссонансе с остальным.

Есть ряд убеждений… давайте начнём с желаний…

Желание стать вознесённым Мастером, желание любить, желание исцелиться, желание долго жить, желание быть счастливым. Я удивлён, что у нас на доске нет «мир, любовь и радость», потому что это, как правило, сводится к «мир, любовь, радость»… И счастье… Такого рода желания….

Затем у нас есть реальность: «У меня нет денег, я болен, меня никто не любит, и даже я не люблю себя» — в прямом противостоянии и конфликте с этим. Это огромная несостыковка.

И тем не менее, шамбра проживает день за днём.


Что за чертовщина!

 

Сейчас мы сыграем здесь в небольшую игру, раз уж мы проходим через это. Надеюсь, вы не возражаете… Сьюзи, теперь самое время… Мы сыграем в игру, и она называется: «Что за чертовщина!» (небольшой смех)

И я попросил Сьюзи подготовить для каждого специальное угощение. И всякий раз, когда я буду здесь показывать вам, почему всё находится в беспорядке, говоря: «Что за чертовщина!» — или же вы непроизвольно скажете: «Что за чертовщина!», — вы должны сделать маленький глоток моего ликёра «Сен-Жермен» сделанного из чистой бузины. (возгласы и аплодисменты) Да.

ЛИНДА: Поняла… Ягода старейшин. Ха, ха. (имеет в виду присутствие в слове бузина — elderberries — слова elder — старец, старейшина. — прим. пер.)

АДАМУС: Бузина, да… Там также немного текилы… (Адамус смеётся, персонал раздаёт стаканчики с ликёром)

Конечно, целью этого является празднование жизни. Но целью… Я возьму «Сен- Жермена»… Никто не напьётся, да… Это восхитительный ликёр. А если вы за рулём, пожалуйста, возьмите два. (смех)

ЛИНДА: Злодей!

АДАМУС: А потом найдите другого водителя или вызовете такси — да, сюда, в Коул Крик Кэнион…

(аудитория начинает переговариваться)

Кхмм… (Адамус пытается привлечь внимание, поскольку ему не достался стаканчик)

 ЛИНДА (кричит): Что за чертовщина!

АДАМУС: Что за чертовщина! Я даже выпить не могу в этом проклятом баре! Что за чертовщина! (Джоанна передаёт Адамусу свой стаканчик) Но один тебе нужен….

ДЖОАН: Мы сделали достаточно…

АДАМУС: А-а…

ЭДИТ: Она за рулём…

АДАМУС: Понимаете, я сказал: «Что за чертовщина!» — теперь вы должны выпить. (Адамус делает глоток) Ааа!!! И это создаёт небольшое расслабление. Нет, правда! Он очень приятный…

Бывают моменты, мои дорогие друзья, когда присутствует такой вот диссонанс в том, что происходит в вашей жизни. У всех вас, у всей шамбры. Наблюдать это иногда удивительно.

Удивительно, как вы можете оставаться в теле. Удивительно, что у вас имеется достаточно пищи, чтобы прокормить себя. И более всего удивительно, что вы не сходите с ума, как при нервном срыве.

Мы говорим о таких вещах, как просветление, но всё же мне по-настоящему интересно, знаете ли вы, что такое просветление. На самом деле, я бы с уверенностью сказал, что шамбра не знает, что такое просветление. Вы слышите это слово, и это как вдох — «Ах, просветление…» Сразу — вне тела… куда-то ушли…

Мы делали это раньше на наших встречах, когда Линда передавала микрофон, а я спрашивал: «Что такое просветление?» И это было довольно беспомощно. Довольно беспомощно… Я говорю: «Что такое просвещение?» и начинают выдаваться ответы…

Это заполняет мусорную корзину для макио самыми разными ответами — «мир, любовь и радость». А тогда что такое любовь?.. Что такое мир?.. Что такое радость?..

Это создаёт постоянное ментальное движение по кругу: «Я в поиске просветления… я в поиске просветления… но я не знаю, что это такое…» Из этого получится прекрасная книга для детей, верно?

Искать что-то, и не знать, что, чёрт побери, это такое…

И тем не менее, каждое утро вставать, подчиняясь необходимости делать это снова и снова, в поисках просветления. И большинство шамбры — мне жаль говорить это, когда мы тут сплетничаем, — не имеет никакого представления.

Хорошая новость в том, что вы не должны иметь какого-то представления. От вас не требуется знать, что такое просветление. И всё же — что за чертовщина! (аудитория соглашается) Хорошо… Да, вы делаете маленький глоток… Видите? Это помогает снять напряжённость…

Итак, шамбра живёт, имея о себе более хорошее представление. Но тем не менее, она… Сексуальная жизнь шамбры — давайте будет откровенны — не слишком хорошая. (кто-то говорит «Что за чертовщина!» (громкий смех)

Он сказал — а вы пьёте! Что за чертовщина! Не для всех, но это едва ли не «Секс — это грех». И опять у вас внутри возникает это противоречие.

Иногда шамбра скажет: «Да, мы находимся здесь как вознесённые Мастера. Мы здесь, чтобы присутствовать в физической реальности.

В прошлом вознесённые Мастера покидали физическое тело, но мы здесь для того, чтобы пребывать в нашем теле…» — но тем не менее, не желая даже прикоснуться к себе — я не буду делать этого на камеру… Не желая прикасаться к другому…

Имея самые разные предубеждения на этот счёт — будь это мужчина и мужчина, женщина-женщина, мужчина-женщина, целая группа или что-то ещё… Все эти причудливые суждения, ментальные мнения и всё остальное по поводу секса.

Секс восхитителен. К сожалению, он оказался искажён за многие века. Но, мои дорогие друзья, секс — это замечательно.

Но в вас продолжает присутствовать эта диссонирующая энергия. Я по-настоящему удивляюсь, когда в какие-то дни вам удаётся дожить до конца дня. Все вы там ищите свои половинки — не все, но многие ищут свои половинки, но делают всё, чтобы сделать это невозможным.

Делают всё — с помощью неправильного отношения, с помощью длинного списка требований к своей половинке. А что такое ваша половинка? Это вы сами.

Это не какой-то другой человек.

Отношения — это прекрасно, но многие шамбра сейчас делают всё возможное, чтобы оттолкнуть отношения, даже если они первым в списке из 10 желаний поставят — «Я хочу иметь отношения». А я смотрю и говорю: «Но ты всех отталкиваешь включая себя!» Что за чертовщина! (Адамус смеется, аудитория говорит вместе с ним)

И для тех, кто пока ещё новичок и смотрит онлайн, я говорил вам, что здесь всё будет немного по-другому.

Вся эта проблема изобилия…

Едва ли не самое печальное здесь — у вас такое желание получить изобилие, такое желание иметь какие-то деньги в кармане! Почему этого нет? По двум причинам: (a) всё ещё существует… Я не говорю ни с кем из вас — мы говорим о тех, о ком мы сплетничаем…

Потому что (a) многие из вас до сих пор не уверены, хотите ли вы быть здесь, на этой планете. Вы всё ещё не уверены, хотите ли вы жить. Вы всё ещё ждёте, что кто-то или что-то скажет: «Вот ответ. Вот почему ты должен жить». А без этого присутствует очень большое сомнение.

И что интересно — столь же много, сколько мы замечательно говорим обо всех этих DreamWalker -Жизнь, обо всех воплощённых Мастерах, столь же часто шамбра говорит: «Не знаю, действительно ли я хочу быть здесь». (DreamWalker -Жизнь — специальный курс, предлагаемый шамбре Адамусом. — прим. пер.)

Что ж, тогда вы не станете изобильными — точка. Поскольку это основы физики энергии: вы не сможете привлекать энергию.

Существует также ещё одна интересная динамика, которая присутствует, несмотря на все прекрасные чувства, мысли и (напевает) «мы находимся на пути к просветлению…»

Присутствует также и это: «Если у меня будут деньги, я буду делать всё то же дерьмо, что и раньше. Если у меня будут деньги, я создам больше неприятностей, чем когда-либо».

Поэтому то, что вы делаете — вы сидите на финансовой диете, поскольку думаете: в прошлом, когда у вас были деньги, вы использовали их для влияния и манипулирования.

Вы принимали наркотики, вы напивались, вы плохо обращались с собой и другими людьми. Поэтому что-то внутри вас село на эту диету «никакого изобилия». И вы чувствуете себя более…

Я говорю это не вам (аудитории), а туда… (смотрит в камеру) Шамбра чувствует себя более комфортно, страдая от голода, чем когда пребывает в изобилии. Это несомненный факт, потому что каждый…

Каждый мог бы получить деньги прямо сейчас! Но вы боитесь: «Если у меня будут деньги, я стану таким же плохим человеком, каким был раньше».

Что за чертовщина! (аудитория повторяет вместе с Адамусом) Невероятно… Невероятно! Видите, какие противоречия находятся у вас в движении. Я иногда с трудом понимаю, как вы доживаете до конца дня.

И я знаю, как вы иногда доживаете до конца дня: вы наполняете себя каким-то новым духовным дерьмом. Вы слушаете очередную духовную информацию.

Вы как-то пытаетесь поддержать себя. Откапываете какие-то приятные модные фразы, и затем ненадолго вдруг чувствуете себя очень хорошо.

Это духовный наркотик, который вы поглощаете.

Вы придумываете небольшое приятное подтверждение и думаете: «Что ж, завтра всё наладится. Я знаю — завтра всё наладится». На самом деле — нет. Завтра будет почти таким же, как сегодня. А что сегодня? Что за чертовщина! (аудитория повторяет вместе с Адамусом, небольшой смех)

ДЖОАН: Я думала, что мы справляемся, поскольку едим шоколад.

АДАМУС: Едите шоколад и продолжаете делать всё остальное…

То, что я прошу вас сделать сегодня — это посмотреть на диссонанс, абсолютное противоречие, происходящее внутри вашего человеческого Я, внутри вашего духовного Я.

У вас есть такая духовная персона — духовная личность, которая находится на пути к просветлению. И она как бы здесь, над вами… Вы сбиваете её с толку: «Вот то, что спасёт меня…Это — грандиозное существо…»

И она кучами накапливает мусор. Она собирает в кучу конфетки… собирает в кучу макио… что затем каким-то образом сближает человека, который находится здесь, с его реальностью.

Эта реальность — как правило, не всегда, но довольно часто — весьма скудная: мало денег, никаких серьёзных отношений, почти никакой любви к себе и проблемы со здоровьем. Это — основное.

На самом деле, это не так уж и плохо, если вы обычный неосознанный человек, если вы спите. Не так уж плохо, потому что тогда вы просто проживаете день.

И если у вас нет денег, вы вините во всём мужчину. У вас нет секса — вы вините женщину. (смех) У вас ничего не происходит, но вы неосознанны, и вы говорите только: «Что ж, значит, ничего не поделаешь… Ничего не поделаешь».

Вы не думаете всерьёз о смерти. Что-то внутри вас знает, что она наступит, потому что вы видели, как выпадали другие, но вы как бы просто спите для этого.

Вы не думаете всерьёз о Боге, потому что… Ну, не ваше это дело — думать о Боге… Для этого есть священники, духовенство и другая публика — они должны думать о Боге. А какая-либо равноценная замена Богу остаётся слишком сложной, чтобы большинство людей её осилило.

Они говорят: Это не моё дело. Я должен лишь жить и стараться хорошо выполнять свою работу». Таким является большинство.

Вы — другие. Вы сейчас, можно сказать, просыпаетесь, становитесь осознанными. Что делает всё очень сложным, поскольку теперь у вас по-прежнему есть проблемы — у вас, шамбра, есть определённые проблемы, — но теперь вы вдруг осознанны.

Это похоже на то, когда вы получили заряженный пистолет, в то время как у других оружие не заряжено — у них просто пистолет. У вас же теперь заряженный пистолет. Вы получили это осознание, но здесь происходит огромное столкновение, и оно происходит ежедневно.

И то, что вы делаете — вы пытаетесь найти оправдание этому. И вы пытаетесь заретушировать это. Вы придумываете новые словечки и фразы, посещаете новые занятия…

Вы делаете всё, кроме того, чтобы обратиться к тому, что происходит на самом деле внутри вас. Но то, что вы на самом деле получаете — это одна большая «Что за чертовщина!»

Хорошо… И кстати, есть много другого, откуда это появилось.

Так что же делать? Вы пьёте! Вы пьёте, да. (Адамус смеётся) Мы не будем говорить об этом, мы не будем работать над этим — у вас есть, что выпить.

 

Итак, ожидание просветления…

Это одна из самых больших моих проблем, потому что это одна из ваших проблем: (а) вы не знаете, что такое просветление… (b) А чего вы ждёте? Когда поймёте его? Этого вообще никогда не случится. Извините за печальную новость — вы никогда его не поймёте.

Правда! Вы ждёте, когда кто-то придёт и скажет вам, как достичь просветления? Никто другой не сделает этого. Вы ждёте, не знаю, правильного выстраивания облаков, звезд, грязи, кроликов и всего остального — когда всё выстроится и вдруг у вас просветление? Этого не произойдёт.

То, что вы делаете — из последних сил проживаете каждый день, и иногда, когда падаете в кровать ночью, удивляетесь, как вы дожили до конца дня — поскольку у вас действуют эти огромные конфликтующие силы.

И всё становится сложнее, когда вы находитесь на пути к просветлению. Всё становится только хуже, потому что накапливается макио и манипуляции такого ограниченного существования, ограниченного сознания, пытающегося манипулировать тем, что называется духовностью — это поднимает настроение, это ощущается чем-то особенным.

В чём-то это как наркотик. Это огромное отвлечение на пути. Но шамбра будет делать это. Шамбра будет загребать этот мусор. И в конце дня они отправятся спать, думая, что получат небольшую передышку, когда будут спать.

Но что происходит, когда вы действительно начинаете пробуждаться? Ваши сны больше не такие, какими были. Ваши сны… Неожиданно вы осознаёте, что происходит.

Собственно, одна из причин, почему вы просыпаетесь в два или три часа утра, в том, что вам нужна передышка от ваших снов, которые были передышкой от вашего реального мира. (небольшой смех)

Что за чертовщина! Что за чертовщина! Как вы доживаете до конца дня?!

Мои дорогие друзья, все эти противоречия, происходящие сейчас и особенно, когда вы входите в просветление, — это в действительности делает всё гораздо более сложным. Разум начинает работать больше, чем когда-либо — как вы, вероятно, обнаружили.

И теперь у вас есть духовный разум — я назову это так — духовный разум, который также работает. Обычно вы привыкли иметь только человеческий разум — теперь вы получили духовный разум, что означает ограниченное и суженное ощущение духовности.

И всё это на деле — куча дерьма. Это действительно так.

Потому что теперь разум начинает пытаться постичь и овладеть многочисленными духовными концепциями.

Есть такая духовная концепция — «Исцели себя сам. Я в мире, любви и радости. Я буду петь ‘ом’ и медитировать». Это самая большая куча дерьма из всех!

Кстати, в просветлении вы вдруг не наполняетесь миром. Вы вдруг не поёте ‘ом’…» Это самое большое заблуждение. Этого просто не может произойти! Это таким образом не происходит.

На самом деле, слово «мир» при просветлении исчезает. Теперь это уже даже не слово. Его даже нет в вашем словаре.

Мир — всеобщий мир — для большинства людей означает: «Дайте мне пятнадцать минут, может быть, полчаса, чтобы всё успокоилось на несколько мгновений». Это мир… «Мне просто нужно отступить… Мне нужно удрать от себя» — это мир.

Мира не существует. Но вдруг появляется созвучие… появляется гармония… Вдруг исчезает необходимость понимать всё это… Вдруг эти конфликты больше не происходят… Вдруг присутствует такое изящество — возникает такое естественное изящество, — что вам остаётся только разразиться смехом. Вы просто ржёте, потому что это…

ПАТРИЦИЯ: Что за чертовщина! (Адамус усмехается)

АДАМУС: Да! Это просто есть. И мы окажемся там через минуту, но сейчас мы пока снова в этом «Что за чертовщина!». (кто-то говорит: «Что за чертовщина!»), Что за чертовщина…

И что вы делаете? — Вы выпиваете. Что за чертовщина…

У вас есть все эти противоречивые желания, истины — то, что вы всегда считали истиной, — и убеждения, и всё это противоречит друг другу.

 

 

 

 

Путь к просветлению

 

Это как… Представьте себя садящимся в машину — эта машина является символом вашего духовного путешествия к просветлению, — не имея при этом никакого представления о том, куда вы едете. Вы садитесь…

ЭДИТ: Это как поездка сегодня сюда… (имеет в виду, что участники встречи добирались в Коул Крик Кэнион объездным путем из-за ремонта дороги, пострадавшей при наводнении. — прим. пер.)

АДАМУС (смеётся): Как поездка сюда, да… Вот видишь — вы проигрываете это! Не имеете представления, куда едете.

Вы садитесь в эту машину на дороге к просветлению и начинаете ехать. Что вы начинаете понимать самым первым? «Я не знаю, куда еду». Но вы говорите себе: «Что ж, что-нибудь произойдёт по ходу дела…

Кто-нибудь подскажет мне, как туда добраться… Как-нибудь я получу карту… Так что я узнаю, как достичь просветления…» Этого не произойдёт. Этого не произойдёт… Мне жаль говорить это.

Затем вы едете по дороге к просветлению, и это хороший приятный день, и вы смотрите в окно. Вы говорите: «Да, всё нормально» — но вы немного не уверены. Вы говорите: «Надеюсь, всё нормально… Я заставлю себя думать, что всё нормально.

Я заставлю себя думать — «о, какое красивое небо, птицы…» Ой, я только что сбил оленя…». (смех) Передний ряд смеётся… (смех) Что за чертовщина! Что за чертовщина, да…

И затем вы понимаете: «Машина издаёт странный звук… Чёрт, я просто не буду обращать внимания на этот шум». Вы так делали? «Я просто не буду обращать внимания на шум.

Я его слышу, но его не может быть, потому что это моя машина к просветлению. Так что я не буду обращать внимания на этот шум». И вы знаете, что происходит. Через две мили — псс! Не мог бы ты сделать для нас звуковые эффекты, Moфo?

МАРТИ: Псссс!

АДАМУС: Да… ты не дашь ему микрофон, Линда, чтобы мы могли правильно вставить сюда звуковые эффекты… На пути к просветлению вы слышите этот позвякивающий шум. Вы будете игнорировать его, потому что вы на пути к просветлению… всё получится… и вдруг…

МАРТИ: Пффф, псст, чсст… фрррр. (смех) Так хорошо?

АДАМУС: Хорошо. И машина глохнет… Что вы делаете?

ЭДИТ: Что за чертовщина!

АДАМУС: Да! (смех) Мы опять здесь… Наверное, нам понадобится бутылок пять на сегодня для этого «Что за чертовщина!»

Машина глохнет. Много чего происходит.

Повторюсь — вы оказываетесь в этом диссонансе, говоря: «Я должен быть на пути к просветлению, но моя машина сломалась. Может быть, Дух пытается что-то сказать мне…»

Нет — возможно, вы забыли проверить машину, прежде чем отправились в путешествие.

Возможно, вы забыли проверить масло — оно было довольно низко — или убедиться, что в радиаторе что-то есть… Дух ни черта не пытается сказать вам. Дух уже просветлённый, его не очень-то заботит ваше путешествие, понимаете ли… (одна женщина смеется)

Это было смешно, верно? Да… (она снова смеется) Она получает награду Адамуса — только за свой смех. Пожалуйста, Линда… (кто-то говорит : «Заставь её выпить») Ей нужно ещё выпить, да! Где те награды Адамуса, кстати, Линда? Кстати, где Линда? Награда Адамуса за смех…

ЛИНДА: У меня сегодня их с собой нет — ты никогда не раздавал их. Ты так скуп, что я забыла их.

АДАМУС: Что за чертовщина! О! Единственный день… Ты получаешь все деньги… не представляю, сколько там… (Адамус передаёт ей деньги из кармана Калдре)

МАРТИ: Ого! Два доллара! (смех)

АДАМУС: Итак, где мы остановились? Вы в путешествии…

Итак, неожиданно вы должны использовать последние сбережения, чтобы отремонтировать вашу машину просветления, и вы снова направляетесь по дороге, двигаясь не зная куда.

И вы движетесь по дороге к просветлению, и в один день этого длинного, длинного, длинного путешествия, которое длится многие жизни, в один день вы движетесь так быстро, как только возможно, и всё, что вы сделали — вы быстрее попадаете в никуда. (небольшой смех)

И на следующий день ваш духовный разум говорит: «О, я должен замедлиться и почувствовать запах роз, как делали Мастера. Они двигались очень медленно по пути к просветлению, и они всё замечали, и они дышали, пока находились на пути к просветлению».

Поэтому вы движетесь очень медленно.

Таким образом, вы колеблетесь на этом пути к просветлению, двигаясь сначала очень быстро, а потом очень медленно. Давите на газ, давите на тормоз… давите на газ, давите на тормоз… Видите конфликт, который здесь происходит?

Вы продолжаете это путешествие просветления, достигая теперь уровня разочарования и страха, который заставил бы меня просто покинуть тело. Я просто не смог бы справиться с тем, что вы переживаете.

Вы сейчас продолжаете ехать — вы находитесь в этом путешествии многие годы, ведя свою машину: та же самая дорога, тот же самый набор проблем, те же самые дешёвые отели каждую ночь в вашем путешествии и те же самые люди, которые пытаются нагло обобрать вас.

Но вы продолжаете ехать, потому что вы полны решимости, и вам кажется, что это некая отличительная черта. Вы думаете, что это похоже на что-то из позитивной стороны списка (показывает на доску)

— «Я полон решимости. У меня сильная воля. Я дойду, чёрт побери, до своего просветления, несмотря ни на что. Я никогда не сдаюсь!» И когда я слышу, как вы говорите это, я думаю: «Боже мой! Надеюсь, кто-нибудь ещё придёт и поможет мне, потому что это будет трудно!» (небольшой смех)

Когда я слышу, как вы говорите: «Я никогда не сдаюсь! Я обязательно сделаю это!», я думаю про себя: «Хьюстон, у нас тут большая проблема. Потому что они полны решимости идти в никуда!» Что в этот момент может сделать даже вознесённый Мастер?

Вы становитесь упрямыми. Вы становитесь зверски, чертовски упрямыми на вашей дороге в никуда. Но, чёрт побери, вы собираетесь сделать это, потому что вы дали себе обещание. И если вы не выполните его, то вам по-настоящему будет неловко перед друзьями и семьёй, потому что все знают про ваше маленькое путешествие просветления и все они смеялись над ним. (смех)

И если вы вернётесь и скажете: «Моя машина сломалась, в пути я разорился, я умираю с голоду, у меня ничего нет и всё кончено» — они поднимут вас на смех.

Так что есть такое самолюбие просветления, самолюбие духовного разума, что уж лучше вы закончите это путешествие, чем будете выглядеть дураком.

Существует также фактор, что вы будете выглядеть большим дураком в собственных глазах. И вероятно, это как плохое и ещё хуже — когда вы чувствуете себя дураком в глазах других людей…

Вы так привержены вашему путешествию просветления! Внутри для вас это всё! Всё! И если это не получится, если эта магия не окажется реальной, и вам придётся вернуться к тому себе старому… (кто-то говорит: «Что за чертовщина!», смех) Что за чертовщина!

 

И смешное здесь то, что на самом деле вы не можете вернуться. И смешное здесь то, что вы не можете идти вперёд. И смешное здесь то, что больше некуда идти. И это настоящая чертовщина. Вот настоящая чертовщина. У нас остался ещё алкоголь, Сьюзи? (кто-то говорит «Да») Да. Хорошо… Что за чертовщина!

Надеюсь, теперь вы начинаете понимать это противоречие, этот диссонанс во всём этом. И надеюсь, теперь вы начинаете понимать, что это большая неминуемая катастрофа на пути к событию.

Вы едете на машине по этой дороге к просветлению, и это продолжается и продолжается. И каждый день такой же, как и следующий. И вы сохраняете надежду на просветление.

Вы продолжаете надеяться, что я вдруг просветлю вас. Вы продолжаете надеяться, что если это буду не я, то вы покинете меня — пойдёте за просветлением куда-то ещё.

Вы продолжаете надеяться, что есть что-то…

ЭДИТ: Принимаем в Конгрессе закон, запрещающий катастрофы на пути…

АДАМУС (посмеивается): Вы надеетесь отвлечь меня чем-то… Но я буду продолжать внедрять этот момент в ваше сознание. Там, внутри, полный бардак — настоящая чертовщина. Это бардак просветления.

И хорошей новостью является то — на этой дороге в никуда, — что вы находитесь в точности там, где должны быть.

(кто-то говорит неразборчиво) Нет… нет! Позволь мне сейчас перефразировать это для тебя…

Я сказал — на этой дороге в никуда, на дороге к просветлению, со всеми противоречиями и диссонансами — вы совершенно точно находитесь там, где и должны быть. (Адамус пишет на доске) Потому что… Что? Чертовщина? Нет!

Вы можете выпить за это. Нет — на самом деле, это совершенно. Это совершенно. И всё, что я сказал до сих пор… нам нужно сюда ещё напитков. Ещё лимонада или что там народ пьёт…

Что, чертовщина? Действительно, нет. Всё находится в полном совершенстве.

 

 

 

 

Знание

 

И то, что я хотел бы сделать сейчас — особенно потому, что вы чуть более расслаблены, чем час назад, — я хочу, чтобы вы на минуту вспомнили то, что связано с просветлением. Оно не началось с какой-то мысли.

Оно не началось, когда в один прекрасный день вы вдруг настолько устали от вашей старой жизни, что решили стать просветлёнными. Оно не началось, даже когда кто-то взял вас на какое-то занятие или вы прочитали некую книгу.

Нет, друзья мои, оно началось не так. Оно началось с глубокого знания — очень проникновенного, глубокого знания. Это была не мысль. Это было не воздействие. Это было не путешествие. Это было знание, исходящее из подлинной глубины внутри вас…

Его бесчестили… оно стало искажённым… оно стало очень, очень ослабленным за это время. Но это знание всегда присутствовало.

Вы не знаете, что такое просветление, и вы не должны знать, поскольку у ограниченного разума для этого нет возможностей. Он будет пытаться притворяться.

Он будет пытаться даже представлять себе — очень убогий вид воображения, — что вы являетесь богатыми, знаменитыми, сексуальными, имеете все возможные отношения, являетесь великим гуру и Мастером.

Это то, что делает разум. Это — отвлечение. Это — не настоящее.

Кто знает, что произойдёт, и это не имеет значения. Точка. Это не имеет значения. Я прошу вас на минуту вернуться к знанию. К тому знанию, которое не является мыслью… Которое никогда не было машиной… Которое никогда не было путешествием…

Оно никогда не было связано со стремлением быть совершенным человеком. Оно никогда не было связано с чем-либо, кроме возвращения к себе. Оно не было макио… не было словами и фразами… Оно не было сидением здесь, среди шамбры… Оно не было приложением усилий… Оно не было связано с силой. Оно даже не было связано с мудростью. Оно не было связано с тем, чтобы получить что-то…

Это было знание… Глубокое, любящее знание… Знание, которое не было ангелом или вознесённым Мастером, приходящими к вам. Знание, которое не было дано кем-то другим, подсказано кем-то другим, запущено кем-то другим… Оно пришло от вас.

Это не был ваш золотой ангел, ваше высшее Я или любое из этих слов… Это были вы. Это были вы целиком — не только человек, не только то, что вы называете божественным. Это было Я Есть. Подлинное Я Есть, которое присутствует здесь, как присутствует и ваше человеческое. Оно прямо здесь.

 

Прочувствование знание

 

Я бы хотел выполнить прочувствование… Я даже не буду называть это мерабом — просто вчувствывание снова в это знание. Не могли бы мы приглушить свет…

После всей этой чертовщины, всего этого хаоса и неразберихи, после всей этой неопределённости внутри вас — поскольку я видел и слышал, как вы спрашивали себя, не было ли это большой ошибкой…

Вы спрашивали себя, не было ли ваше духовное путешествие несбыточной мечтой… Да, так и было. Но оно началось с чего-то очень чистого, очень подлинного и очень глубокого…

Не могли бы мы фоном пустить негромкую музыку… (звучит музыка — The Enchanted Path” из альбома “Day of Life”, автор — Bernward Koch)

Но я сейчас не прошу вас вернуться и подумать об этом… Откуда это знание пришло, не имеет значения… Оно вне временных рамок, оно вне какого-то действия… Оно вне любых отношений…

Понимаете, отчасти проблема в этом духовном путешествии состоит в том, что разум по-прежнему пытается соотнести всё со всем остальным. И когда мы говорим слова «духовное» или «просветление», то он пытается это с чем-то связать.

В силу такой своей натуры соотносить он будет хвататься за всё, что подвернётся.

Но знание, это глубокое знание, которое было у вас, не нуждается в том, чтобы быть соотнесённым с чем-либо.

Оно просто знает… Оно просто здесь…

Разум пытается понять дорогу к просветлению.

Он просто пытается служить вам, пытается сделать это для вас… Но он не может знать. Разум постарается связать это с чем-то — он создаст визуальный образ машины, едущей по шоссе, которая ломается там…

Он создаст образ вас, полных решимости и упрямства достичь просветления… Но реальность такова, что машины не существует. Реальность такова, что места, куда надо ехать, не существует. Что нет ничего обязательного, что надо было бы делать. И определённо, нет ничего, что нужно исправлять — совсем.

Это одна из особенностей или иллюзий просветления — что-то должно быть исправлено, прежде чем просветление может случиться. И это не так — ничего не требуется исправлять. Совсем ничего…

Ни единого обстоятельства не требуется исправлять.

Ни единого элемента. Мне всё равно, даже если вы алкоголик… даже если вы дурак — этого не требуется исправлять. Некоторые из вас ощущают с этим связь, верно? (небольшой смех) Ничего не требуется исправлять.

Я прошу вас сделать глубокий вдох и на этот раз остаться в своём теле. Вернитесь к этому знанию… Вы его создали. Не какой-то необыкновенный золотой ангел… Не какая-то высшая сущность… это были вы. Знание… Я Есть…

(пауза)

Следование этому знанию пробудило мысли, мечты, картины воображения относительно пробуждения… относительно просветления…

Следование этому знанию вызвало изменение в динамике энергий в вашей жизни… …в отношениях… …в том, как вы взаимодействуете с собой и другими. Но ничто из этого не является сколь-нибудь важным. Ничто из этого…

Не существует того, что принесло бы просветление.

Это — лишь ваше простое знание…

Настолько простое, что для него нет определения…

Настолько простое, что разум не в состоянии соотнести с ним что-либо… Настолько простое, что вы не можете заново создать его. Вы не в состоянии заново создать его, потому что оно по-прежнему здесь, друзья мои, и оно никогда не исчезало.

 

Это знание — ваше Я Есть — никогда не гасло…

 

В присутствии этого яркого пламени знания вы вложили в своё пробуждение много другого — большой, интересный опыт. Но это пламя всегда присутствовало. И я знаю — временами вы пытались воссоздать его: «Где это чувство?» Оно по-прежнему здесь. Это то, что в действительности направляет вас…

Иногда, когда вы спрашиваете, почему в вашей жизни что-то случается, почему происходят какие-то события, ситуации — это потому, что это знание по-прежнему находится здесь. Несмотря на ваше упрямство и решимость, оно знает истину.

Оно знает, что является тем самым путём. Оно знает, что оно есть пробуждение. Это то единственное — единственное, друзья мои, — что останется истинным и настоящим.

Говоря это, я испытываю досаду, когда слышу, как шамбра говорит: «Я продолжу идти, несмотря ни на что!» Как я хочу, чтобы они остановились! Избавьтесь от этого автомобиля… избавьтесь от этого путешествия… избавьтесь от этого макио…

И макио является бензином для этого путешествия… Никогда больше не наполняйте бак! Избавьтесь от всего этого. Вернитесь к этому знанию… Ничто остальное не имеет значения. Ничто остальное не важно. Ничто остальное не принесёт осознанности просветления.

Ничто…

И знание, такое чистое, неуловимое… оно даже не может быть определено. И у разума нет представления, у разума нет способа соединиться с ним.

Сделайте глубокий вдох и позвольте себе войти в ваше знание…

Оставайтесь в этих прекрасных объятиях вашего знания.

Это знание никогда не было указывающим. Оно никогда не указывало, говоря: Теперь ты обязан пробудиться». Оно не имеет ничего общего с судьбой или привязкой ко времени.

Вы ощутили его проблеск… Его проблеск… лишь самое первое представление о нём… когда вы ослабляете свою оборону… когда вы на мгновение сдаётесь вашему Я Есть, себе… Этот его проблеск создал в голове много мыслей, очень много макио.

И очень много решимости — я люблю вас, шамбра, за вашу решимость. Но решимость — на что?

Ну же! Покончите со всеми этими сражениями, решимостью, волей, ездой на машине, подталкиванием, принуждением, силой… Отпустите всё это… Удивительно — вы будете в порядке. Даже лучше, чем когда-либо раньше…

Вы можете перестать так усердно стараться. Вы можете перестать бояться… Всё это находится здесь, в вас — не во мне, в вас, — это знание, это Я Есть… Это знание — пора вернуться Домой…

Пора вернуться Домой — к вашему Я Есть, к вашей осознанности… Пора интегрировать… Пора вернуться Домой…

Разве не забавно, что у вас было это знание, что пора вернуться Домой, к Я Есть, но вы сели в машину и отправились в очень длинное путешествие.

А Дом — прямо здесь… Только здесь… Думаю, поэтому я говорю, что в известном смысле, это было совершенно. В точности там, где вы и должны быть.

Вы как бы должны были пройти через самые разные невзгоды, прежде чем растратите последние силы и скажете: «Я на месте…» И потому прекратите поиски. Надо принять закон, запрещающий духовный поиск.

Надо принять закон, запрещающий законы… (небольшой смех)

Духовный поиск… это целая индустрия… Это отвлечение… Полагаю, это некий опыт… Это разочаровывает, поскольку нормально, когда вы находитесь в духовном поиске и осознаёте, что это лишь поиск ради поиска.

Немного печально, когда вы находитесь в поиске и считаете, что всё это по-настоящему, считаете, что он приведёт вас куда-то…

Нет, Дом… Дом зовёт вас… Дом — внутри. Некуда отправляться… Нет никаких слов, чтобы ими прикрыться… Нечего выполнять… Нечего исправлять… Просто вернуться Домой…

Без любых ‘но’… Без этих ваших ‘но’ — «Но что я буду делать, когда выйду отсюда?..» Ни черта… Вы можете начать сплетничать, если захотите… выпивать… пьянствовать… искать… думать… сражаться…

Когда вы сегодня выйдете отсюда, вы можете сделать это. Как минимум, осознавая, что делаете это… Как минимум, осознавая, что от вас не требуется делать этого. Как минимум, осознавая, что именно ваше знание звало вас. Оно по-прежнему зовёт. Оно по-прежнему здесь. И нет никакой ерунды, которую вам надо было бы делать… Ничего…

Сделайте хороший глубокий вдох… Постарайтесь остаться в своём теле…

Отпустите это напряжение… Бог мой, напряжение из-за и просветления! Стресс… Это была бы хорошая песня — «Стресс просветления»…

Если бы я сказал вам, если бы Тобиас сказал вам двенадцать лет назад, что вам ничего не нужно делать, вы всё равно продолжили бы поиск. Вы всё равно остались бы без денег, испытывали бы проблемы со здоровьем и всё остальное из этого… Так что думаю, вы находитесь именно там, где и должны быть сейчас…

Дом зовёт вас… постоянно…

Хороший глубокий вдох…

Итак, мои дорогие друзья… Можете немного приглушить музыку… (обращается к режиссёрам трансляции) Мы останемся ненадолго с таким приятным приглушённым освещением.

 

Глядя в будущее

 

Помните, это ваше знание. Если у вас когда-нибудь будут неприятности, когда вы делаете свои повседневные человеческое дела, просто вспомните пару вещей с сегодняшней встречи.

Удивляюсь, что вы досидели до конца.. Это была та ещё чертовщина… очень, очень большой диссонанс. И вы продолжали пытаться устранить этот диссонанс.

Это интересно, и это создало ещё больший диссонанс.

Вы продолжали пытаться исправить то, что не может быть исправлено — никогда. Но это давало вам возможность хорошо себя ощущать, словно вы что-то исправляете, над чем-то работаете…

И чем больше вы пытались исправить, тем более нарушенным всё оказывалось.

А речь идёт только о вспоминании. Дом зовёт… Всегда зовёт… И всё — это всё, что вам нужно делать.

Я говорю об этом сейчас, потому что 2014 будет интересным годом — для мира, для планеты. Я хочу назвать его годом «стойкой любви» для планеты. «Стойкой любви»…

И я говорю сейчас не о шамбре, не о вас, потому что вы будете иметь возможность оставаться просто наблюдателем. Вы сможете держаться на расстоянии.

Фактически, вы сможете определять, через что сейчас проходят планета и люди, потому что увидите: вы сами прошли через это. Вы увидите безумие, противоречие, диссонанс, сражение. Вы увидите абсурдность всего этого.

Вы сможете держаться в стороне и сказать после нескольких глубоких вдохов: «Они просто проходят через свой опыт».

Это будет сумасшедший год для систем и стран, для структуры или методов любого вида — для всего, что остаётся негибким. Это будет год «стойкой любви». У него будут свои взлёты и падения.

Я бы сказал, что энергетически более трудным, чем большинство других лет, потому что сейчас энергии больше, чем когда-либо.

И поскольку ваше сознание поднимается и приносит на планету всё больше энергии, то это ведёт к большему осознанию разногласий, к новым конфликтам и борьбе. Вы увидите людей и институты, полные решимости: «Я никогда не сдамся.

Я никогда никому не позволю забрать мою землю, или забрать мою страну, или изменить мою точку зрения». Так что вы увидите много упрямства и решительности. И вы увидите странные, сумасшедшие вещи, которые идут из разума. С каждым днём вы будете видеть всё больше и больше этого.

Я хочу вставить здесь маленькую сноску. Поскольку в мире всё больше психических лекарств, вы увидите, что происходят всё более сумасшедшие вещи. Поскольку вы можете закрыть это крышкой канализационного люка в одном месте, но это взорвётся в другом.

И когда это там взорвётся, то приятным это не покажется. Так что вы увидите всё больше и больше таких дисбалансов. Вам не нужно поддаваться на это. А если это произойдёт, осознавайте, что это всего лишь игра, из которой вы можете выйти в любой момент.

Но это будет дикий год, дикие скачки.

Это не значит, что надо паниковать. На самом деле, это означает — смеяться. Это не означает — удалиться. Это означает — приносить для себя больше энергии. Это не означает — вы окажетесь банкротом. На самом деле, это может быть годом огромного изобилия для вас. Сейчас здесь больше энергии, чем когда-либо.

Мы будем говорить больше об этом на наших предстоящих шоудах — все мы. Но пока, мои дорогие друзья, речь о том, чтобы сделать глубокий вдох и вспомнить: Дом зовёт, он… Он здесь…

Что, чертовщина? Нет…

С этим помните также, что несмотря на то, каким всё может показаться, всё хорошо во всём Творении.

Спасибо, спасибо. (аплодисменты)

Замечательно посплетничали сегодня. Замечательно посплетничали… Спасибо!

http://www.crimsoncircle.com/LibraryTextViewer.aspx?ContentID=570

БЛАГОДАРИМ ПАВЛА М. ЗА ОЧЕРЕДНОЙ ОТЛИЧНЫЙ ПЕРЕВОД!

САЙТ «Сознание Новой Волны»

 

 

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий