ПРОБЛЕМА ДУХОВНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ…

Декабрь 25, 2013 | | Духовность без Религии, интересные подборки, Психология Новой Волны от Светланы Ория, Творческая Лаборатория Мастеров | No Comments| 907 views

 1520599_450410511725273_496520749_n

____

 

На изломе эпох, когда меняется стиль жизни всей страны и одновременно каждого отдельного человека, меняются идеалы, наполняющие жизнь смыслом.

В поисках таких идеалов или так называемой национальной идеи ломают копья законодатели, политологи, журналисты, искусствоведы. Имеется выраженная потребность в научно обоснованных мерах адекватного воспитания молодежи и превенции криминальной деформации незрелой, внушаемой, податливой дурным влияниям личности подростка.

Что может предложить психология для решения этой сложной проблемы? Разработанная автором статьи теория ведущих тенденций утверждает единство генетической, психологической и социальной составляющих человеческой индивидуальности.

Согласно данной концепции высшие уровни самосознания, социальная направленность и иерархия ценностей индивида формируются не только под влиянием социума, но зависят также от индивидуального тропизма, т.е. избирательности, неосознанного влечения, что значительно ограничивает количество степеней выбора конкретного человека при освоении им многообразия окружающего мира.

Индивидуально-личностные свойства определяются ведущими тенденциями, которые уходят корнями в генетическую предиспозицию, формирующую конституциональные особенности и темперамент человека.

Характер – это сплав конституционально заданных свойств человеческой психики с воспитывающим влиянием среды, которое не только сглаживает или усугубляет устойчивые индивидуальные свойства человека, но и формирует установку на самоконтроль.

Высшие уровни личности – морально-нравственные устои, гражданское самосознание, иерархия ценностей – формируются не только благодаря культурно-историческому опыту социума, но в значительной степени связаны с избирательностью каждого конкретного человека, обусловленной определенным, индивидуально очерченным набором ведущих тенденций, которые пронизывают все уровни личности снизу доверху.

Они и лежат в основе индивидуально-личностной типологии, которая позволяет на основании данных психодиагностического исследования выделить группу гипертимных личностей, включающую в себя спонтанные, ригидные, экстравертированные и агрессивные типологические варианты, а также группу гипотимных личностей, к которым относятся сензитивные, интровертированные, тревожные и лабильные типы.

В какой степени психодиагностическое исследование может помочь специалистам в определении духовной наполненности человека, его способности задумываться над смыслом жизни?

Для начала спросим себя, что имеется в виду, когда говорят о духовной жизни человека?

Духовность, на взгляд автора статьи, это – высший уровень самосознания человека и эмоционально дифференцированного отношения к явлениям окружающей жизни. Это понятие нельзя подменить высоким интеллектом и эрудицией.

С одной стороны, склонность к поискам высшего смысла жизни, направленность интересов на иные кроме прагматической необходимости сферы познания, наблюдательность и терпимость в отношениях с людьми, идущая от сердца доброта и сострадание вполне могут быть свойственны и малообразованным людям.

С другой стороны, нередко поверхностная атрибутика интеллигентности служит лишь инструментом для достижения отнюдь не самых высоких целей, когда индивид в качестве непременного «джентльменского набора» считает необходимым блеснуть какими-то знаниями и псевдофилософскими сентенциями по поводу доброго, вечного только для того, чтобы окружающие восприняли его как начитанного, гуманного и думающего о благе простых людей человека.

При этом цели такого «гуманиста» могут быть сугубо эгоцентрическими, примитивно-потребностными, а декларация духовных ценностей служит лишь одним из способов для завоевания авторитета, власти, богатства, т.е. сугубо эгоистических целей.

Такого рода культурный багаж следовало бы назвать не иначе, как «псевдодуховность».

Это не исключает вполне справедливого стечения обстоятельств, когда жизненные блага и власть судьба бросает к ногам человека, который все это заслужил, являясь на самом деле личностью с величайшим духовным богатством.

Но чаще наиболее достойные люди как раз и отличаются тем, что не ради конкретных благ они совершенствуют свое Я, стремясь к высоким идеалам. Для них сам процесс духовно наполненной жизни является самоцелью.

Духовность человека – это умение выйти за рамки узкоэгоистического стремления выжить, преуспеть, защитить себя от невзгод.

Наполненная духовным богатством жизнь предусматривает не только включение в образ собственного Я огромной – вширь и вглубь – информации об окружающем мире, но и способность рассматривать свое Я в контексте мироздания.

При этом человек выступает не в качестве пассивного звена, а в роли субъекта деятельности.

Это – личность, пытающаяся понять свое в этом мире предназначение, стремящаяся наполнить свою жизнь определенным смыслом и активно реализующая свой потенциал во имя неких идеалов, а не в сугубо эгоистических целях.

Духовность нельзя свести к высокому и разносторонне развитому интеллекту еще и потому, что это не только проблема самосознания, но и эмоциональная категория, предусматривающая в сложном диалоге доброго и злого начал бытия приоритет первого.

Для одних – это опора на мораль общества, на принципы религиозных догм, для других – это собственная совесть, не позволяющая переступить черту, за которой подстерегает опасность ущемить интересы других людей.

Если человек не преступает законов справедливости не из страха перед наказанием, а по велению собственных нравственных установок, нарушение которых грозит ему утратой самоуважения, то это уже признак более высокого склада души.

Духовность – это понятие, которое имплицитно содержит в себе неравнодушие к окружающему миру. Это – пристрастность с положительным знаком.

Это также стремление наполнить свою жизнь увлеченностью и интересом к разным сферам бытия, любовью к своей стране, природе, людям, к тому, что не является инструментом реализации прагматической необходимости.

В противовес обыденным интересам, направленным на то, чтобы ублажать человеческую плоть, духовность означает направленность человека на иные, нематериальные ценности.

Готовность к духовному развитию заложена в каждом человеке, но для того чтобы она наполнила его жизнь и душу, необходимы влияние окружающей среды и такое воспитание чувств, которое нельзя заменить образованием.

Однако при прочих равных условиях более благодатной почвой для спонтанно проявляющейся тяги к духовному развитию являются интровертный, тревожный и сензитивный типы личности, т.е. гипотимные личности.

У них из всего спектра потребностей аффилиативная потребность является ведущей, что проявляется способностью к сопереживанию, склонностью к самоанализу, тенденцией к оттормаживанию эгоистических желаний и стремлением сблизить актуальный образ Я с идеальным.

Мотивы их деятельности отличаются гуманистической направленностью и известной возвышенностью интересов над обыденными проблемами повседневной жизни. Этот тип личности изначально обладает теми базовыми свойствами, которые усиливают вероятность императивной тяги к духовно насыщенному стилю жизни.

Такой вариант развития личности, возможно, следовало бы назвать «первичной духовностью».

Опыт показывает, что гипертимные личности (спонтанные, экстравертированные, агрессивные и ригидные) в большей степени ориентированы на самореализацию своего Я по типу «здесь и теперь»; они активно заявляют о себе в этом мире, при этом собственное Я заслоняет мир, который ими прагматично используется для достижения своих целей.

Они меньше склонны к самоанализу и поискам смысла жизни, для них характерен действенный стиль жизни, а не размышления о прошлом и мечты о будущем.

И тот, и другой типы личности необходимы для общественной гармонии, но если гипертимы реализуются на ниве реформаторских идей, технического развития и прогресса цивилизации, то гипотимный вариант личности необходим обществу для духовного совершенствования, сохранения культурных традиций и морально-нравственных устоев.

В своих работах талантливый ученый, немало претерпевший за независимость своих взглядов, смелый критик пагубных для отечественной экономики идей Лысенко Владимир Павлович Эфроимсон утверждал единство генетической, психологической и социальной составляющих человеческой индивидуальности.

Изучая выделявшихся своей незаурядностью личности, на основании анализа данных, полученных в процессе многолетних генетических, биохимических, психологических и культурно-исторических исследований, Эфроимсон утверждал, что такое, присущее высоким душам человеческое свойство, как альтруизм, является генетически обусловленным.

Вопреки эгоизму, жадности, агрессивности и другим негативным свойствам, которые не украшают людей и приносят в мир страдания и разрушение, человечество развивается и совершенствуется благодаря иным, лучшим качествам человеческой души: способности жертвовать собой ради других, умению любить и сопереживать.

«Мы выживем, – писал Эфроимсон, – если сохраним в себе такие качества, как самоотверженность и стремление к взаимному общению»29.

Тяга к духовному обогащению, часто неосознанная, может возникнуть как явление вторичное («вторичная духовность») у людей, много страдавших, разочаровавшихся, «ушедших в себя» в силу вступившего в действие защитного механизма «эскейпа», «бегства от проблем».

Многих эта дорога к храму в буквальном смысле приводит к Богу или к религии (что не одно и то же). При всех вариантах такой душевной трансформации мы наблюдаем усиление контроля над эгоистическими устремлениями и более выраженную обращенность к своему внутреннему Я.

При этом динамическое исследование (в рамках диапазона колебания индивидуально-личностных свойств) обнаруживает повышение тревожности, пессимистичности и интровертированности по данным психодиагностических тестов.

Эти данные отражают возрастание тенденции к подавлению эгоистических амбиций, склонность к ограничению круга общения, гуманистическую направленность интересов, умение сопереживать и сочувствовать, повышенную восприимчивость к эстетике и все прочее, что говорит об усилении гипотимных (в том числе альтруистических) тенденций и сглаживании гипертимных (в том числе эгоистических) черт.

Этим подтверждается тесная связь между готовностью к восприятию духовных ценностей и базовыми характеристиками личности.

В свою очередь данные психодиагностического исследования (тесты СМИЛ, метод цветовых выборов МЦВ, метод портретных выборов МПВ, индивидуально-типологический опросник ИТО, в том числе подростковый вариант ИТДО) предоставляют широкие возможности для дифференцированного, личностно ориентированного подхода при выборе мер воспитательного характера.

Итак, подытоживая вышесказанное, можно утверждать, что духовная сфера безусловно относится к вершинным уровням человеческого бытия. Но и в ее основе лежат закономерности, созвучные природе мироздания, благодаря которым формируются базовые индивидуально-типологические свойства, уходящие корнями в генетическую предиспозицию.

Это важно подчеркнуть в связи с тем, что индивидуально-типологический паттерн мало меняется на протяжении жизни, а общий рисунок характера устойчиво сохраняется как основная канва, по которой судьба вышивает свой сложный узор.

Собчик Людмила Николаевна – ведущий специалист по психологии индивидуальности, доктор психологических наук, действительный член Московской психотерапевтической академии, член-корреспондент Международной академии информатизации при ООН.

http://do.gendocs.ru/docs/index-92080.html?page=7

 

Если понравилась статья - поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий