Из плоскости в пространство. Часть 1- Нобелевский лауреат по химии Дан Шехтман

2

Nobel Laureate in Chemistry 2011, Professor Dan Shechtman, an Israeli scientist, who discovered quasicrystals displays a model at the lab in the Technion, Haifa, Israel on October 24, 2011.

Нобелевский лауреат октября 2011 Дан Шехтман

Ему и его открытию пришлось подвергнуться критике учёного сообщества по классической кристаллографии. И в результате он стал лауреатом Нобелевской премии в 2011 году.

На вопрос журналиста как ему удалось тогда выстоять он ответил:

“Впрочем, способность идти против течения проявилась у меня еще в детстве, когда весь класс говорил: «Ты ошибаешься», а я продолжал настаивать на своём: мол, это вы все ошибаетесь, а я прав. Я никогда не боялся иметь свое мнение, отличное от большинства”.

Человечество связано с кристаллическим миром, поскольку это и есть физико-био-химическая основа нашего физического тела. И она разумна, так же, как и вся природа, окружающая нас.

Новое Время настраивает нас на то, чтобы человек открыл в себе и во внешнем окружении Новое Знание структуры кристаллов и кристаллической природы света. И даже базовые знания и физические законы организации материи расступаются, чтобы помочь человечеству выйти на новый виток эволюции.

Все, кто интересуются кристаллографией, знают сегодня об удивительном открытии квазикристаллов. Квазикристаллы – это одна из форм организации структуры твердых тел наряду с кристаллами и аморфными  телами.

Они обладают рядом уникальных свойств и никак не вписываются в имеющуюся теорию, которая была заложена в 1611 году немецким астрономом и математиком Иоганном Кепплером в трактате «О шестиугольных снежинках». Кристаллография допускает лишь 32 точечные группы симметрии, поскольку в кристаллах возможны оси симметрии только 1, 2, 3, 4 и 6 порядков.

Однако квазикристаллы обладают дальним порядком в расположении молекул и точечной симметрией пяти-, десяти-, восьми- и двенадцатиугольника, чем опровергают известные «законы природы».

Эта история об учёном Дане Шехтмане, исследователе в области химии и физики, профессиональном знатоке современных электронных микроскопов, который пошёл «против течения старых законов», веря и защищая своё открытие.

Дан Шехтман родился 24 января 1941 года в Тель-Авиве и ещё в детстве мечтал стать инженером, как герой романа «Таинственный остров» Жюля Верна, который превратил пустынный остров в пышный сад. Следуя за мечтой, Шехтман поступил в Израильский технологический институт в Хайфе на факультет машиностроения.

Окончив его в 1966 году, он не смог найти работу, и решил продолжить учебу в магистратуре. Шехтман влюбился в науку и пошел в докторантуру. Во время учебы он пришел в восторг от электронного микроскопа и усовершенствовал методы его использования.

Именно с помощью электронного микроскопа Дан Шехтман проводил эксперименты по дифракции электронов на быстро охлажденном сплаве алюминия с переходными металлами.

Это произошло в Национальном институте стандартов и технологии в США. Утром 8 апреля 1982 года (точная дата открытия, что, кстати, большая редкость, сохранилась благодаря журналу Шехтмана) он изучал дифракционную картину, которая получалась после рассеивания пучка электронов на образце быстро застывавшего сплава алюминия и марганца.

В результате такого рассеивания на фотопластине обычно проступает набор ярких точек, расположение которых связано с расположением атомов в решетке кристаллического материала.

 

 

 

elektr%20difrac

Картина электронной дифракции на квазикристалле

Увидев такую картину, Шехтман был крайне удивлен. По его собственным словам, он даже произнес вслух фразу на иврите, которую можно примерно перевести как “Этого просто не может быть”, сделав в журнале запись: “10-го порядка???”

Понять Шехтмана было довольно легко: сделанное им открытие противоречило всему, что на тот момент люди знали о структуре кристаллов.

Это открытие сделало его одним из самых непопулярных ученых в кристаллографии.

Он стал жертвой консервативности науки, которая отвергает идеи, отличающиеся от основного направления исследований. Шехтман столкнулся с неверием, насмешками и оскорблениями от коллег из Национального бюро стандартов США, где израильский ученый работал во время отпуска в Технионе.

Его научная карьера подверглась серьезным испытаниям, когда Лайнус Полинг, светило науки и дважды лауреат Нобелевской премии, назвал его «квази-ученым» а его идеи – глупостями.

Даже статью с результатами своего эксперимента Шехтману удалось опубликовать лишь через два года после ее написания, да и то в сокращенном виде.

Первое признание пришло в середине 1980-х, когда коллегам из Франции и Индии удалось повторить эксперимент израильского ученого, доказав, что невозможное возможно и квазикристаллы, действительно, существуют.

Выход статьи произвел эффект разорвавшейся бомбы. Многие ученые вдруг неожиданно вспомнили, что либо слышали от коллег, либо сами получали похожие парадоксальные результаты.

Например, уже в 1972 году исследователи обнаружили, что кристаллы углекислого натрия (обычной соды) рассеивают электроны “неправильно”, но позже, однако, списали все на ошибку в измерениях и дефекты материала.

В декабре 1984 года, почти сразу после публикации Шехтмана, в Physical Review Letters появилась статья Дова Левина и Пола Стейнхардта и затем аналогичная работа советских ученых  в феврале 1985 года, в которой объяснялся процесс формирования необычного материала.

Использовав наработки Маккея, они стали первыми физиками, кто связал результаты Шехтмана с богатыми на тот момент математическими наработками по непериодическим разбиениям плоскости и пространства. Также Левин и Стейнхардт были первыми, кто употребил слово “квазикристалл”.

Эта и последовавшие за ней работы убедили научное сообщество в истинности сделанного Шехтманом открытия. А в 2009 году американо-итальянская группа с Полом Стейнхардт обнаружила впервые квазикристаллы в природе.

Они состоят из атомов железа, меди и алюминия и содержатся в минерале хатырките в единственном месте – на Корякском нагорье, на Чукотке, возле ручья Лиственитовый.

Нобелевская премия по химии 2011 года присуждена профессору Израильского технологического института в Хайфе Даниэлю Шехтману «за открытие квазикристаллов». Характерно, что в сообщении Нобелевского комитета о присуждении премии в области химии за 2011 год Дану Шехтману особо подчеркивалось, что «его открытия заставили ученых пересмотреть свои представления о самой природе материи».

 

 

 

images

Особую симпатию вызвал у меня тот факт, что Дан Шехтман, будучи творческим человеком, увлекался изготовлением ювелирных украшений для своей жены. Они вызвали настоящее восхищение в Стокгольме на церемонии вручения Нобелевской премии Дану Шехтману в декабре 2011.

Искусство сакральной геометрии развивает в человеке пропорции Фибоначчи и помогает учёным, без сомнения, в раскрытии своих исследовательских качеств.

Прочитав в 2011 году о нобелевском лауреате по химии, я была очень взволнована. У меня была двойная радость. Первая – за профессора Дана Шехтмана, а вторая – за изготовленную мною модель двух взаимоподдерживающих сакральных фигур.

Наконец-то она вписалась в раздел кристаллографии. Для меня «его величество додекаэдр-икосаэдр» является основой понимания волновой природы света.

 

 

 

 

2011_11210012

 

При написании статьи частично использовались материалы из интернета:

1. Нобелевский лауреат Дан Шехтман: «Вы все ошибаетесь, а я прав!»

 http://www.jewish.ru/style/science/2016/04/news994333290.php

2. Нобелевская премия по химии

  http://hepd.pnpi.spb.ru/ioc/ioc/line%209-10-2011/n5.htm

 Продолжение следует…

автор публикации Илана Лорман (мастер сакральной геометрии), Израиль – 22.04.16

при копировании материала ссылка на сайт обязательна, сайт “Сознание Новой Волны”

Choose your Reaction!
Оставить комментарий