Светлана Ория. Право на себя, право на уникальность

0

Уникальность – это то, что отличает тебя от других, а других – от тебя

Война с уникальностью, которая всегда определяется индивидуально, привела общественное сознание к созданию фальшивых ценностей, в которых нет духовной энергии творения. Уникальность обладала чем-то непостижимым, её нельзя было присвоить или поработить, – она просто была такой, как есть.

В этом была её сила и этим она была опасна посредственности.

Индивидуальность топтали ногами те, кто не был настолько хорош в своих глазах, что просто перешёл в другую крайность – ненавидеть тех, кто был его лучше, выше, талантливее. И зависть, которая душила собственное дыхание, и зависимость, которая искала опору в других, и бескрайняя тревога от непонимания жизни, – всё было не так, как у лучших, чем “я сам”.

Есть два Пути: либо самому становиться уникальным в своей индивидуальной природе, либо затаптывать других, кого ты считаешь лучше себя. Посредственность сильна своей неизлечимой глупостью и все свои силы тратила на преследование иных и искала объединения с себе подобными.

Уничтожая уникальность, посредственность процветала и расширяла свою власть, и эта власть была суммой разных угроз.

Таким образом уникальные обучались распознавать ложные угрозы от настоящих,  получив возможность становиться невидимыми, незаметными в толпе. Но при этом, скорость их способности определять угрозы превышала скорость намеренного зла, и они стали защищёнными, не применяя защиты.

Эта уникальная особенность была из тех, которая стояла выше любой посредственности и была абсолютно непонятна примитивным. Непонятное пугает – это то, что не поддаётся контролю. И тогда “непонятное” можно назвать злом, преследуя его, а само преследование – “добром”. Фальшивые значения – пища для примитивных и, как оказалось, она пользуется спросом.

Объединившаяся посредственность всегда ставку делает на количество таких же “единомышленников”, которых представляют их лидеры, а лидеры прорастают сквозь удобренную ложью серость. Посредственность не интересует качество и правда, поэтому они мало на что способны сами: они ищут либо зависимости от власти, либо стремятся сами во власть, чтобы от них зависели другие.

Лидер, в их понимании, должен жить богато и превосходить всех остальных, что является символом власти и силы, могущей карать и миловать. Но получая хоть малую власть из доступного им сообщества, начинают навязывать всем свои правила, устанавливают такой контроль, что людям всё меньше остаётся для себя свободы и жизненного пространства.

И люди забывали, чем они владеют реально, они смирялись и приспосабливались жить тяжело; они всё больше шли за посредственностью, забывая о своей уникальности. Чтобы подчинить себе всё то, что создаётся талантливыми людьми и всем обществом в ежедневном труде,  посредственность использует страх, как “кнут” и он – реальный, в то время как “пряник” становится иллюзией.

Посредственности и в голову не может прийти, чтобы самому улучшить свою жизнь  своими силами, своим трудом и своим разумением. Они веками разрабатывали системы “как взять больше” и “как можно меньше дать”. Такими способами оказались обещания, которые всегда хотят слышать люди, даже если обещания ненадёжны: они откладывают в далёкое будущее ожидаемое улучшение.

Посредственность смотрит на других, что есть у других – это их заботит больше всего, а что рождает соблазн – то уже мысленно присвоено. Так рождались теории “справедливости” о разделе чужого имущества или результаты чужого труда на благо общества, где контроль над ресурсами всегда должен находиться в “правильных руках”.

Зависть, пропитанная серостью одних, и трудолюбие на фундаменте талантов других  породили в обществе сильное различие.

Само различие и отсутствие одинаковости сильно раздражали посредственность и этим досадным положением успешно пользовались “серые лидеры”. Обещания – это способ поставить в зависимость и не иметь обязательств, но говорить о равенстве, как о чём-то реальном, но которого в реальности не существует.

Как много ложных теорий создано только для того, чтобы “маленький человек” имел надежду, пусть в каком-нибудь будущем, не сейчас, но это позволяет ему пережить трудности в своей жизни, живя в ожидании и без всякой возможности на улучшение. Эти силы, которые человек отдаёт своему надсмотрщику сейчас, он теряет их для себя навсегда. И дойти до “светлого будущего” у него даже нет шанса, но он ничего про это не знает.

Красивая иллюзия, в которой много обмана и много разочарований, отложенных на потом. 

Может быть, теория равенства служит надеждой для тех, кто может подумать о себе: “ну что ж, я – не хуже других”, и успокоиться на этом… Но вот беда: мысль о том, чтобы быть “как все” или “не быть хуже других” никого ещё не сделала счастливым, потому что сравнивают себя с чем-то  именно посредственные люди.

Люди, дотрагивающиеся до своей индивидуальности, думающие о своей жизни, не сравнивают и не завидуют, они действуют себе во благо, не причиняя вреда своему окружению…Но сами разговоры о равенстве действуют на серость, как гипноз: они идут за этим “ложным светом” и проваливаются во мрак.

После иллюзии больно падать в реальную жизнь и находить себя там, где ты узнаёшь свою цену, а не чужую. Это бывает больно, это происходит драматично, это лишает веры в себя и в обещанное чудо… Поумневший скажет: “я был дурак, что верил в то, чего не существует”. Оставшийся в дураках скажет: “эти умники меня обманули”, и продлит свои страдания.

Потому что нет никакого равенства между грабителем и тем, кто производит что-то полезное, между глупцом и разумным человеком, между тем, кто впереди ставит ненависть, а позади – свои обиды, и ничего светлого такие люди не находят… (…)

Серость ненавидит талантливость, стремясь унизить и поработить индивидуальное; для серости от этих людей – одни проблемы. Поэтому равенство – удобная линейка мерять всех одинаково, так удобней контролировать и властвовать. Поэтому посредственность уравнивает под себя, оставляет право быть “как все”, но не как Ты…

Это право человек возвращает себе сам, когда больше не ждёт чужой милости и не боится чужого кнута. Он сам возвращает право быть самим собой, исследуя свою природу и развивая свои таланты, познавая ценность своей индивидуальности. Он больше не переживает и не стремится быть одинаковым с другими, лишая себя своего Лица.

Когда человек познал истинную ценность в себе, он этим дорожит, не вступая в конкуренцию с чужими ценностями и не позволяя посредственностям манипулировать собой. На каждую силу найдётся другая сила, превосходящая прежнюю…

Так и жили, вроде в одном месте, но не были равны друг другу настолько, что их места не находились в одном пространстве… Каждый определял, “кто он”, а потом обнаруживал, “где он”; так и происходила реализация выбора: “как мне жить и что – важно”. Одним было важно разрушить чужую жизнь, а другим было важно жить в своё удовольствие…

Так и было.

Светлана Ория – 19.03.21

(По мотивам философских размышлений Томаса Манна)

Choose your Reaction!
Оставить комментарий