Кришнамурти. СВЕТ СОСТРАДАНИЯ

0

 

Мы исследуем, что такое медитация, а не как медитировать.

Это одна из самых глупых вещей, о которых можно подумать: когда тебе говорят, как медитировать. Это означало бы, что человек хочет систему медитации. Для говорящего нет системы медитации. В медитации действие воли должно полностью прекратиться. Воля – это суть желания, усиленная форма желания. Всю жизнь мы действуем по желанию: «Я сделаю это», «Я не должен этого делать», «Я стану чем-то великим». Сама суть воли – амбиции, насилие. Можно ли действовать в повседневной жизни, не проявляя воли, то есть без контроля?

Можем ли мы действовать в жизни, в повседневной жизни, не проявляя воли, не контролируя?

Контроллер – это суть желания, которое время от времени меняется. Поэтому между тем, кто контролирует, всегда есть конфликт. Когда мы принимаем традиционную медитацию, мы стараемся сосредоточиться, контролировать свои мысли. В медитации, если следовать за ней до всей глубины и высоты, разум должен быть полностью свободным от любых действий воли.

Действие воли существует тогда, когда человек выбирает. Когда мы выбираем, возникает путаница. Только в замешательстве мы начинаем выбирать, выбирать. Только когда есть внутренняя ясность, которую мы не выбираем. Так что выбор, воля и контроль идут вместе и предотвращают полную свободу ума. Вот в чем дело.

Другой смысл в том, что вы думаете, что ваше конкретное сознание отличается от моего или чужого. Это так? Сознание каждого из нас содержит всю культуру, которая была влита в наше сознание, традиции, прочитанные книги, борьбу, конфликт, страдания, растерянность, тщеславие, жестокость, высокомерие, терзание, райн, удовольствие… все, что есть наше сознание как индус, мусульманин, буддист или что угодно.

Содержание этого составляет наше сознание.

Можно ли тогда избавиться от этого контента? Очень важно, чтобы это понимали, не как опустошить сознание его содержания, а как осознать это содержание в первую очередь. Осознанность предполагает наблюдать за миром и видеть его таким, каким он есть, познавать мир, деревья, природу, красоту и уродство, быть внимательным к ближнему, видеть, что он или она носит, а также быть внимательным к тому, что он или она носит.

Мы внутренние, а потом проявляемся внешне. И если мы настолько внимательны, то увидим, что в этом внимании много реакций, лайков и не лайков, наказания и награды и так далее. Можно ли быть внимательными без предпочтений, с вниманием без вариантов? Просто быть внимательным, без выбора, без предубеждений, полностью осознавать свое сознание. То есть, может ли сознание осознавать себя? Что также предполагает: Может ли мысль, может ли наше мышление реализовать себя?

Мозг похож на компьютер.

Он всегда записывает, записывает наши переживания, наши надежды, наши желания, наши амбиции; он фиксирует каждое впечатление, и из этого впечатления, из этой записи, возникает мысль. Теперь вопрос: можем ли мы осознавать мысль, когда она возникает, точно так же, как осознаем гнев, когда она возникает в нас? Это ведь возможно, правда? Точно так же, как мы можем заметить возникновение гнева, можем ли мы также заметить мысль, когда она начинается?

Что предполагает восприятие вещи как она процветает и развивается. Есть ли точно так же восприятие нашего сознания, его совокупности? Это часть медитации, это суть медитации: осознавать, без предвзятости, внешний мир и огромный конфликт внутри нас. Когда мы дойдем до этого, мы увидим, что мир не отделен от себя, мир – это ты сам. По мере осознания себя исчезают части, которые составляют сознание. Тогда сознание становится чем-то совершенно другим. Тогда это сознание целого, а не части.

Большинство из нас привыкли к системам, к различным формам йоги, к различным формам правления, к бюрократическим правилам, которые основаны на системах. Гуру, который у вас есть, даст вам систему медитации; иначе вы возьмете книгу и из этой книги вы узнаете систему. Система предполагает понимание целого через часть. Изучая часть, вы надеетесь понять целиком существование. Наш мозг, наш ум обучен следовать системам, системам йоги или нашим собственным системам.

Когда вы следуете системе, вы находитесь в рутине, и это самый удобный способ жизни.

Система подобна железной дороге, а последователи системы не понимают, что они как поезд, который идет ограничен рельсами. Так что концентрация – это сопротивление всем другим формам мысли. Вы выращиваете сопротивление, а мы говорим, что концентрация необходима только на определенном уровне. Увы, если научиться обращать внимание, концентрация становится очень легкой.

Мы узнаем, что значит быть внимательным, отдавать свое сердце, свой разум, полностью отдавать все свои чувства чему-то. Когда ты посещаешь вот так, когда все твои чувства полностью бодрствуют и наблюдают, тогда в этом процессе, в этом качестве внимания, нет центра. Когда нет центра, нет ограничения для пространства. У большинства из нас есть центр, который является формой «Я», эго, личность, характер, тенденция, особенности, и т.д.

В каждом из нас есть центр, в котором есть суть самого себя, а это эгоизм. Где бы ни был центр, пространство всегда должно быть ограничено. Вот почему мы говорим, что занятый ум все время формирует центр и поэтому его занятость ограничивает пространство. Когда есть полное внимание, когда человек наблюдает, слушает и учится со всеми своими чувствами, нет центра.

Делайте это в повседневной жизни, в отношениях, которые вы устанавливаете с женой, с соседом, с природой. Отношения – значит быть в контакте. С кем-то можно быть таким родственником только если у него нет образа себя или другого; Значит есть прямая связь. Из этого возникает сострадание, то есть страсть ко всему. Это может произойти только тогда, когда есть этот парфюм, это качество любви, которое не желание, не удовольствие, не действие мысли.

Любовь – это не то, что порождается мыслью, окружением, ощущениями.

Любовь – это не эмоционализм и не сентиментальность. Любовь – это любовь к скалам, к деревьям, это значит любить заблудившуюся собаку, любить небо, красоту, закат, любить соседа… Любить без всякого ощущения сексуальности, с которым мы сейчас отождествляем любовь. Любовь не может существовать, когда мы амбициозны, когда мы ищем власть, положение, деньги. Как мужчина может любить свою жену, когда весь его разум сосредоточен на том, чтобы стать кем-то, иметь власть в мире? Он может спать с ней, иметь детей, но это не любовь. Это похоть, со всеми несчастьями ее.

А без любви мы не можем иметь сострадания. Когда есть сострадание, есть ясность, которая есть свет, выходящий из сострадания. Все поступки тогда понятны, и от этой ясности исходит умение, умение в общении, в действии, умение в искусстве слушать, учиться, наблюдать. Медитация — это пробуждение того интеллекта, который рожден из сострадания, ясности и навыков, которые использует интеллект. Этот ум не личный, его нельзя культивировать; он возникает только из сострадания и ясности. Все это и многое другое – медитация, и «больше» приходит, когда ум свободен и поэтому совершенно неподвижен.

Не может быть спокойным, если нет места. Точно так же тишина может прийти не через практику или контроль, не как тишина между двумя шумами или мир между двумя войнами; тишина наступает только тогда, когда ум и тело находятся в полной гармонии и без всяких трения. Итак, в этой тишине есть тотальное движение, которое является окончанием времени. Это значит, что время подошло к концу.

Есть еще многое в медитации, и это об обнаружении самого святого.

Не святость идолов, которые находятся в храмах, церквях или мечетях; это делает человек, они сделаны рукой, разумом, мыслью. Есть святое, к которому не коснулась мысль. Естественно, легко и радостно может прийти только тогда, когда мы создали полный порядок в повседневной жизни. Когда в нашей повседневной жизни есть такой порядок – порядок означает отсутствие конфликта – тогда из этого порядка выходит это качество любви, сострадания и ясности. И медитация – это все, а не бегство от жизни, от нашей жизни. И блаженны те, кто знает качество этой медитации.

СВЕТ СОСТРАДАНИЯ (фрагмент из книги) Кришнамурти – Мадрас, Индия, 1970 год

Choose your Reaction!
Оставить комментарий